Каждого из нас кто-то воспитывает, ведет в люди, делает человеком. Не обязательно в детстве. Мы растем, читая книги, взрослеем, встречаясь с реальностью. Мне повезло — на дороге моего взросления, начавшегося в Доме-музее М.И. Цветаевой в Москве стояли и стоят редкие, необыкновенные люди — Глебы, Семен Липкин и Инна Лиснянская, Ольга Бешенковская,… семья Пастернаков. Именно семья — Елену Владимировну и Евгения Борисовича по отдельности друг от друга представить невозможно. Для нас (мы бывали у них в гостях и после свадьбы) они стали той самой «четой», о которой на Руси говорили «лебединая пара». Дом — то недалеко от м. Кропоткинская, то в переулке Старого Арбата, — неизменно уютный, открытый, напоминающий булгаковские досуматошные очаги. И не успевая, при редких наездах в Москву, забежать или (к стыду своему) позвонить, все равно, всякий раз, садясь на обратный рейс, думала: «Дай им Бог еще долгих лет!» На них держалась моя вера в непреходящесть добра, порядочности, святость слов и уз.

А как Евгений Борисович умел рассказывать, читать стихи отца! Мои студенты, теперь уже сами педагоги, переводчики, сотрудники вузов и фирм, услышав его лекцию в университете Тюбингена, в 2005 году, пришли на следующий семинар и попросили рассказать о Пастернаке, а потом поехали по его германским следам в Марбург. Тот Марбург, с которого и началось наше с Евгением Борисовичем знакомство в 2000 году, «Марбург Бориса Пастернака».

Евгений Борисович ушел, но остались его дети и внуки. И дай им Бог встречать на своем пути таких Людей, каким был их отец и дед.