«Подарок американскому континенту» — охарактеризовал Владимира Козьмича Зворыкина один из его коллег в области электроники. Имея для этого все основания: именно Зворыкину принадлежит изобретение ХХ века — электронное телевидение; его новаторские идеи были также использованы при создании электронных микроскопов, фотоэлектронных умножителей и электронно-оптических преобразователей, в создании новых образцов военной техники, инженерного и медицинского оборудования.

…Родился Владимир Кузьмич Зворыкин 30 июля 1889 года в семье купца первой гильдии Козьмы Зворыкина, торговавшего хлебом, владевшего пароходами и бывшего председателем Муромского общественного банка в Муроме, старинном провинциальном городе на Оке. (Трехэтажный зворыкинский каменный дом сохранился до нашего времени и служит ныне Муромским историко-художественным музеем). В своей автобиографии, с которой можно ознакомиться на Википедии, прославленный ученый и изобретатель характеризует отца как человека прогрессивных идей, бывшего к тому же в – течение одного срока – главой Мурома. Помимо Владимира, младшего ребенка, в семье был еще один брат и пятеро сестер. Отец с детства пытался приучить своих детей к общественно-полезному труду, пишет Зворыкин. Сам он, по его словам, с юношества проявлял интерес к технике. Окончив Муромское реальное училище, в 1906 году поступает в Петербургский Технологический Институт. Принимает участие в студенческих волнениях. Более того, — будучи схваченным во время распространения листовок, призывающих к демократическим реформам и выборам во вторую Думу, проводит вместе со студенческими друзьями две недели в тюрьме. Время студенчества для будущего инженерного гения также знаменательно судьбоносной встречей с профессором Борисом Розингом, автором пионерских работ по электронной передаче изображения на расстоянии. Молодой инженер начинает уделять много внимания работе в качестве помощника Розинга в специальной лаборатории. Помимо научных идей Розинга, повествует автобиография, на Зворыкина — студента огромное впечатление производит его зарубежная поездка по промышленным заводам Германии, Бельгии, Франции и Англии, состоявшаяся под эгидой Международной Коммерческой Палаты.

Получив диплом инженера-электрика в 1912 году, Зворыкин едет учиться в парижский College de France у выдающегося физика Поля Ланжевена. (Позже был удостоен Нобелевской премии – Ю.Г). Потом – несмотря на заочные попытки отца приобщить сына к общему Муромскому делу – продолжает учебу в Берлинском университете. Вскоре после возвращения в Россию через Данию и Финляндию, — во время первой мировой войны — Зворыкина призывают в армию. В течение полутора лет в Гродно отвечает за налаживание и оборудование радиостанций. Встречает Февральскую революцию в Петрограде в чине лейтенанта, работая преподавателем офицерской радиошколы. После революции отцовское дело и великолепный фамильный дом над Окой в Муроме «оказывается в собственности победившего пролетариата». Разрушены сложившиеся научные и промышленные связи. «Становилось очевидным, — писал Зворыкин, — что ожидать возвращения к нормальным условиям, в частности для исследовательской работы, в ближайшем будущем не приходилось. Новое правительство издало строгие декреты, согласно которым все бывшие офицеры обязывались явиться в комиссариат для призыва в Красную Армию. Мне не хотелось участвовать в гражданской войне. Более того, я мечтал работать в лаборатории, чтобы реализовать идеи, которые я вынашивал. В конце концов, я пришел к выводу, что для подобной работы нужно уезжать в другую страну, и такой страной мне представлялась Америка».

Талантливый юноша вспоминает, что у него «были друзья в большой кооперативной организации, имевший свои представительства в Америке и сибирском городе Омске». Ему удалось получить от этих друзей приглашение выехать туда для выполнения официального поручения. Запасшись множеством официальных бумаг, он отправляется в Сибирь. Скитаясь по бывшей империи (поездом до Нижнего Новгорода, затем по Каме пароходом до Перми, оттуда снова с помощью поездов до Екатеринбурга, и снова поездом до Омска) юноша в итоге прибывает на встречу к представителям временного Сибирского правительства, не связанного сотрудничеством с большевиками. Данное правительство командирует его в США для ведения переговоров о поставке радиооборудования. Поскольку Омск был отрезан со всех сторон, кроме севера, воюющими группировками, Зворыкин присоединяется к арктической экспедиции и

переплавляется в течение полумесяца через Карское море пароходом по рекам Иртыш и Обь к острову Вайгач. В конце пути добираются до радиостанции, находившийся между островами Вайгач и Новая Земля и построенной для того, чтобы сообщать о ледовой обстановке в этой части океана. Дождавшись ледокола, через несколько недель Зворыкин добирается до Архангельска, оккупированного войсками Антанты. Получив визы и сделав по пути остановки в Норвегии, Дании и Англии, накануне 1919 года он достигает Соединенные Штаты.

«Вскоре после прибытия нашел офис кооперативной организации, которой я был обязан командировкой и поездкой», — вспоминает исследователь. Первое время молодой инженер занимался изучением радиокомлектования. «Весной от Сибирского правительства поступило распоряжение, чтобы я вернулся в Омск. Они нуждались в радиоспециалисте, кроме того, я должен был привезти некоторые детали радиоаппаратуры», — уточняет ученый. И дисциплинированный юноша отправляется обратно. Основная карта маршрута его такова: Сиэтл – Иокогама — Владивосток. И в январе 1919 года Зворыкин символически замыкает кругосветное путешествие, вернувшись в Омск, на этот раз через Тихий океан, Японию, Владивосток и Харбин. Данное приключение столь невероятно, что первоначально Альберт Абрамсон, биограф выдающегося изобретателя — не поверил в достоверность рассказа Зворыкина.

Спустя некоторое время Зворыкин – уже во время правления адмирала Колчака — отправляется в США еще раз. На сей раз – свободный от обязательств перед кем либо – навсегда. Приезжает без рекомендаций, к тому же практически не владея английским языком. В качестве весточки с Родины привозит с собой банку Мирры – освященного масла, используемого в церковной службе, которую Русская православная церковь попросила передать главе русской церкви в США.

Будущему мировому гению повезло: почувствовав его потенциал, Зворыкина на первых порах взял под опеку русский посол в США Б.А. Бахметьев. (Примечательна судьба самого Бахметьева: Соединенные Штаты не торопятся признавать правительство большевиков, хоть Временное Правительство в России давно ликвидировано. И бывший профессор Санкт-Петербургского политехнического института Бахметьев по-прежнему руководит деятельностью Посольства, Информационного бюро и Закупочной комиссии России в США). Зворыкина зачисляют в штат Закупочной комиссии, базирующейся в Нью-Йорке. В автобиографии, рукопись которой хранится в музее Питтсбурга, можно прочесть: «… Работал счетоводом». Новоиспеченный эмигрант настойчиво рассылает десятки писем в различные фирмы с предложением своих услуг в качестве специалиста по радиоэлектронике. В результате настойчивых исканий его приглашает на работу исследовательская лаборатория фирмы «Вестингауз» (Питтсбург, штат Пенсильвания). (В этой фирме работала большая группа эмигрантов из бывшей российской империи. В частности, Степан Тимошенко, специалист по сопротивлению материалов, чьи книги переведены на многие языки). Стремление работать по специальности у молодого радиоинженера столь велико, что его, по свидетельству историков, не смутил размер оклада, вдвое меньше — положенного в Закупочной комиссии. Заниматься телевидением в питтсбургской лаборатории Зворыкину довелось не сразу. Работал он фанатично: охране «Вестингауза» руководством было приказано отправлять ученого домой, если окна его лаборатории будут светиться после 2 часов ночи.

В 1923 году Зворыкин наконец получил возможность приняться за реализацию идеи создания электронного телевидения. И в этом же году Владимир Зворыкин составляет патентную заявку, в которой полностью описал электронную систему телевидения. Патентное ведомство США отказало Зворыкину на том, основании, что описанная в заявке светочувствительная пластина для передающей трубки (то есть телекамеры) не существует в реальности и есть большие сомнения в возможности ее создания при существующих условиях. Тогда он берет тайм-аут и полностью переключается на официальное задание «Вестингауза» — разработку фотоэлементов, которые стали активно внедряться в инженерном деле и промышленном строительстве. Именно эта, как он сам признавался, малоинтересная работа сделала его имя известным и в самом Питтсбурге (в 1926 году Питтсбургский университет присуждает ему докторскую степень) и за его пределами.

Одновременно изобретатель не прекращал заниматься своей работой, связанной с телевидением.

«К тому времени, — вспоминал он позднее, — я понял, что работу над идеей, способной привести к коммерческому успеху, нужно камуфлировать до тех пор, пока возможность получения прибыли не станет очевидной для людей бизнеса». Для того, чтобы от экспериментов перейти к опытному производству, нужен был представитель крупного бизнеса.

И такой представитель явился в лице соотечественника – Давида Сарнова, президента Radio Corporation of America (RCA). Сарнов родился в бедной еврейской семье местечка Узляны (современная Белоруссия), и был привезен в США родителями девятилетним. Давид Абрамович прекрасно говорил и по-русски, и по-английски; был вполне ассимилировавшимся американцем. За спиной Сарнова — путь от рядового сотрудника компании Marcorni до главы огромной корпорации.

Побеседовав со Зворыкиным, он в отличие от других американских боссов, поверил в его идеи и на долгие годы стал начальником и покровителем своего нового сотрудника. Впоследствие Сарнов вспоминал, что в ответ на вопрос о предполагаемой стоимости проекта Зворыкин запросил «скромные» $100 000. На самом деле конструкторские работы обошлись в сумму сто раз большую, а первые доходы от телевидения компания стала получать, когда общие вложения превысили $50 миллионов. В 1929 году Зворыкин начинает работу в отделении RCA, расположенном в городе Камден (штат Нью-Джерси). В 1931 году создает окончательную конструкцию иконоскопа, передающей трубки, ставшей основой будущей системы электронного телевидения. После серии проведенных в Камдене практических испытаний, пишет В.П.Борисов, автор монографии «Владимир Козьмич Зворыкин», впервые изданной в Москве в 2002 году; телепередающая станция мощностью в 2,5 кВт устанавливается на самом высоком здании Нью-Йорка – Эмпайр Стейт Билдинг. Заводы компании RCA начинают выпускать телевизоры с кинескопом конструкции Зворыкина. Жители Нью-Йорка и окрестностей в радиусе до 100 км становятся первыми абонентами электронного телевидения. К 1933 году Зворыкин завершает со своими сотрудниками создание электронной телевизионной системы. Рождение телевизора можно датировать тем же 1933 годом, когда Владимир Кузьмич Зворыкин выступил на ежегодной конференции Американского общества радиоинженеров. В своем докладе «Иконоскоп – современный вариант электрического глаза» ученый подвел итог многолетней работы. Он изобрел прибор, способный передавать полученное изображение объекта на экран катодно-лучевой трубки, то есть кинескоп. Новая разработка стала одним из самых выдающихся изобретений своего времени, и заслуженно именуется «чудом ХХ века».

Объективности ради отметим, что путь Зворыкина – изобретателя телевидения — был не так уж безоблачен. В конце двадцатых годов вчерашний школьник Фило Фарнсворт, самоучка из Айдахо, при поддержке меценатов Лесли Горелла и Джорджа Эверсона, основавший собственную лабораторию в Сан-Франциско, разрабатывает систему передачи сигнала на расстоянии. Вклад Фарнсворта в создание электронного ТВ «весом и неоспорим», пишет современный российский журнал «Популярная Механика». Вот только Image Dissector образца 1928 года, разработанный им, был малопригоден для создания телевизионной аппаратуры. Зворыкину удалось сделать то, что не удалось и Фило Фарнсворту, и его не менее талантливому единомышленнику и конкуренту венгру Кальману Тиханьи, подавшему заявку на свое изобретение в патентное бюро США в 1928 году.

Все вопросы, связанные с признанием приоритета и авторства Владимира Зворыкина подробно описаны в книге исследователя истории телевидения Альберта Абрамсона. Там же говорится, что Президент RCA Давид Сарнов с тем, чтобы избежать коллизий в данном вопросе и, руководствуясь коммерческими интересами, выкупил у Фарнсворта его патенты за 1 млн. долларов. Им же был приобретен патент и венгерского изобретателя.

….Во второй половине 30-х годов все очевиднее становилась угроза войны. Многие ведущие американские корпорации получают военные заказы. В эти годы Зворыкин занимается в основном проблемами электронной оптики, работая совместно с И.Ленгмюром, Дж. Мортоном, Л.Мальтером… Исследования в области электронно-оптических преобразований привели к созданию прибора ночного видения, работающего в диапозоне инфракрасного излучения. В период второй мировой войны приборы ночного видения конструкции Зворыкина использовались армией США для оснащения танков и средств транспорта, и также в качестве прицелов. Именно им была разработана первая управляемая по телевидению авиабомба, на которой был иконоскоп, транслирующий картинку оператору. Чуть позднее именно его лаборатория подготовила прибор ночного видения – сразу же принятый на вооружение снайперами, танкистами и операторами. Альберт Абрамсон в своем объемном исследовании пишет много об управляемых ракетах и подводных торпедах, разработанных при активном участии Владимира Зворыкина. Список применения изобретений можно продолжать бесконечно.

Годы жизни в США не сгладили тоску по родине. Владимир Зворыкин стремится в Россию. Для руководства фирмы RCA поездка Зворыкина в СССР рассматривается как возможность получения российских заказов на свою продукцию: США переживали жесточайший экономический кризис – получение заказов на продукцию от других стран приветствовалось. Сам Зворыкин мечтал встретиться с сестрами и братом. Он якобы хотел, по утверждению отдельных авторов, на наш взгляд безосновательных, разобраться относительно целесообразности и возможности своего возвращения в Россию. За несколько месяцев до его первой поездки в Советский Союз — фирму с официальным визитом посетили представители Советского Союза – специалисты в области радиоэлектроники С.А.Векшинский и А.Ф.Шорин. В приватной беседе прославленный инженер был заверен в том, советское правительство «предоставит ему максимально благоприятные условия для работы и жизни и гарантирует ограждение от каких-либо преследований, связанных с его дореволюционным прошлым». В августе 1933 года Зворыкин – в России. Доклад «Телевидение при помощи катодных трубок» в зале Ленинградского НТО электриков собирает огромное количество специалистов. По окончании блестяще прочитанного доклада, ученый предельно откровенно отвечает на вопросы собравшихся. Порадовала Зворыкина и встреча с сестрами и братом Николаем. Через год Зворыкин вновь едет в Россию. Помимо радости встречи с родными, от поездки за океан есть весомый толк – RCA заключает в 1935 году солидное соглашение с Народным комиссариатом электропромышленности СССР, в соответствии с котором, советскому государству поставлялись «технологическая документация и материалы, оборудование для производства электровакуумных приборов, аппаратура для оснащения первого советского центра электронного телевидения и т.д.» Этот контракт обсуждался Зворыкиным еще раз в Москве и в Ленинграде в 1936 году. В СССР Владимира Зворыкина всегда ждал теплый прием. «Большевики, — пишет В.П.Борисов, — простили талантливому ученому все – и офицерские погоны, и сотрудничество с Колчаком, и бегство в США…». Сталинский СССР приступил к индустриализации: здесь целенаправленно интересовались приобретением новейших технологий, в том числе закупкой телевизионного оборудования. Более того, однажды изобретатель удостаивается приема у наркома связи СССР Рыкова.

Первый советский телевизор «ВК» создан именно по разработкам Зворыкина. К концу 1936 года Ленинградский институт телемеханики, преобразованный к тому времени во ВНИИ Телевидения, завершил разработку электронной системы телевидения. 10 марта 1939 года начались регулярные телевизионные передачи из Московского телевизионного центра на Шаболовке, а в 1954 году на Кунцевском радиотехническом заводе в Москве было запущено серийное производство телевизионных приемников.

…Вновь побывать на Родине прославленный изобретатель смог только в 1959 году. В 1945 году ему фактически запретили выезд за рубеж, отказав в выдаче паспорта. До конца 50-х Зворыкин не выезжал. Одна из глав вышеуказанной монографии Альберта Абрамсона детально содержит информацию о том, как ФБР активно интересовалось Зворыкиным с 1943 года. Почему именно с этого момента? В 1943 году Зворыкину, переехавшему к тому времени вместе со своей лабораторией в престижнейший с научной точки зрения город Принстон, обратились активисты Фонда помощи жертвам войны в России, занимавшегося сбором средств для закупки и отправки населению СССР продовольствия и одежды, предложив возглавить Нью-Йоркское отделение этого фонда. Принципиально не примыкавший ранее ни к каким партиям и течениям и не занимавшийся никакой общественной деятельностью, Зворыкин, на сей раз согласился. Тем более, что в деятельности Фонда участвовала жена президента Элеонора Рузвельт (1884-1962 гг.; видный американский общественный деятель, супруга президента США Франклина Делано Рузвельта. Будучи первой леди, активно пропагандировала реформы Рузвельта, впоследствии идеи Движения за гражданские права. Участвовала в создании ООН и председательствовала в комитете по разработке Всеобщей декларации прав человека- Ю.Г.) и вице-президент Генри Уоллес (1888-1965 гг.; сторонник рузвельтовского курса во внутренней и внешней политике- Ю.Г.) Американский Фонд помощи жертвам войны в России, как стало известно впоследствии, стоял одной из первых на листе подозрительных организаций ФБР и неоднократно был подвергнут обыскам в собственной штаб-квартире. В тоже время, Владимир Зворыкин в 1943 году дает согласие возглавить список руководителей Нью-Йоркского Комитета по науке Совета Американо-Советской Дружбы.

Пристальное внимание к жизни известного ученого-выходца из России, помимо его общественной деятельности, несомненно, связано и с его растущем положением в американском обществе. 26 октября 1944 года штаб Военно–Воздушных сил США назначает Зворыкина экспертом-консультантом Военно-Воздушных сил по научным вопросам. Лаборатории Зворыкина в RCA в течение войны разработала несколько основных телевизионных военных систем. Вклад Зворыкина в техническое оснащение армии США — неоценим.

В книге Альберта Абрамсона приводятся данные о преследованиях изобретателя и слежки за ним агентами и осведомителями ФБР. Автор подчеркивает, что этот раздел исследования написан на основе документов ФБР, которыми он воспользовался благодаря известному «Акту о свободе информации», принятому в 1966 году. Правда, большая часть поступившей по его запросу информации, была затушевана, как это положено в случаях наличия сведения особой секретности. Тем не менее, глава книги, посвященная деятельности изобретателя во время второй мировой войны, густо насыщена ссылками на его досье, составленное ФБР. К примеру, фебеэровские файлы содержат информацию о том, что Владимир Зворыкин в качестве члена Комитета по науке Национального Совета Американо-Советской Дружбы обратился к одному из коллег в Университете Беркли (штат Калифорния) с просьбой передать для российских ученых список научной литературы. Файлы ФБР, датированные августом 1944 года, содержат информацию о собственности Зворыкина. Информация осведомителя от 18 ноября 1944 г. указывает на то, что Зворыкин обсуждал с американскими коллегами возможность создания атомной бомбы. В документах датированных 30 ноября 1944 года, сообщается, что сенатор МакКи просит внести фамилию Зворыкина в специальный национальный лист цензуры с целью направления копий всей его корреспонденции (как внутренней, так и внешней) в специальное бюро. С 8-го декабря 1944 года зворыкинский телефон в принстонской квартире ставится на прослушку. Был так же установлен на прослушку и телефон в загородном доме. Под слежку попали и его встречи с Екатериной Полевицкой, ставшей впоследствии его женой. Опубликованные в книге Абрамсона материалы, в частности, свидетельствуют, что 19 феврале 1945 года, после давления Давида Сарнова, глава ФБР Джон Эдгар Гувер был вынужден написать письмо, в котором сообщил, что Зворыкин не имеет никакого отношения к строительству атомной бомбы. Казалось бы, это должно было закончить фебеэровский прессинг, но он не закончился. (Гувер занимал пост главы ФБР с 1924 г. – по 1972 г. и за эти годы прославился ужесточением позиций ведомства. Возглавив Бюро расследований (в 1935 году переименованное в ФБР) в возрасте 29 лет, Гувер пережил на этом посту Великую депрессию, последовавшие за этим реформы Рузвельта, вторую мировую войну, первые этапы Холодной, Корейскую и Вьетнамскую войны. Его многочисленные злоупотребления полномочиями и необычайная продолжительность пребывания в должности стали причиной того, что после него максимальный срок работы директоров ФБР был установлен в 10 лет — Ю.Г.).

В 1945 году в США были сформированы группы специалистов для поездок по только что занятой союзническими войсками территории Германии. Задача заключалась в том, чтобы «определить важность сохранившихся результатов исследований и промышленных разработок, выявить высококвалифицированных ученых и инженеров и т.п.» в целях их использования в интересах США. Приехавшему в 26 апреля 1945 года в вашингтонский аэропорт Зворыкину, отправлявшемуся в составе делегации в Германию, категорически объявили, что «покидать пределы США ему не разрешено». Обратимся к воспоминаниям: «…узнал, что мой паспорт задержан Госдепартаментом из-за того, что я являюсь членом Фонда помощи жертвам войны в России… Пришлось выйти из состава Комитета по Германии и готовиться к увольнению из RCA, так как я лишался в этой ситуации допуска к своей работе над секретными проектами. Здесь за меня вступился… Сарнов, оказавший официальную поддержку со стороны RCA. В конце-концов в 1947 г. мне вернули паспорт, и я опять стал свободным человеком».

Владимира Зворыкина продолжают осыпать знаками признания США: удостоен медали им. Говарда Поттса, Почетного диплома Президента США, медали и премии Ламе Института инженеров электриков, золотой медали Пур Ричард Клаб за выдающиеся достижения в науке и др. Однако, изобретатель опасается за себя – ибо, считает, как отмечают его биографы, что «научные заслуги – слабая защита в атмосфере псевдопатриотического угара».

В 1951 году происходит знаменательное событие в личной жизни Зворыкина. После многих лет холостяцкой жизни он вступает в брак с Екатериной Полевицкой, эмигранткой из России. Знаменательна история их союза – знакомство состоялось за двадцать лет до бракосочетания. Зворыкин был очарован красотой и обаянием Полевицкой, та была замужем. Предложение руки и сердца последовало, когда Зворыкину стало известно, что Екатерина Полевицкая стала вдовой. И хотя оба новобрачных перешагнули к тому моменту шестидесятилетний рубеж, в любви и согласии они прожили более тридцати (!) лет. Энергичная и эрудированная супруга, по профессии врач, сильно повлияла на определение дальнейших профессиональных интересов Зворыкина. После ухода в 1954 году по достижению 65-летнего возраста в отставку с должности директора лаборатории электроники компании PCA, его научные и изобретательские интересы перешли главным образом в область медицинской электроники.

Заслуги Зворыкина оценены настолько высоко, что ему присваивается должность почетного вице-президента PCA. «Понятие отставка не имеет отношения к Владимиру Зворыкину, — говорил Сарнов в заключительной речи на конференции Принстонского университета, специально организованной в честь выдающегося изобретателя. – Такой ученый, как Зворыкин, никогда не уходит в отставку. Его талант не увядает. Воображение и созидательный инстинкт настоящего ученого ведут его за собой, к еще более обширному познанию». В том же году Зворыкин приступает к работе в качестве директора центра медицинской электроники при Институте Рокфеллера в Нью-Йорке. Для исследования химических реакций внутри живых клеток талантливым изобретателем вскоре был создан уникальный микроскоп, воспроизводящий цветное изображение объектов на телевизионном экране. Дальнейшее развитие интегральной микроэлектроники позволило ученому реализовать вместе с медиками идею эндорадиозондирования. Зондом при этом методе служит миниатюрная таблетка-радиопередатчик, с помощью которой «можно получать данные о кислотности и других показателях внутренней среды».

Вместе с выдающимся математиком Дж. фон Нейманом Зворыкин разрабатывает новый метод прогнозирования изменений погоды с использованием метеоракет и компьютерной обработкой данных. Потом берется за решение проблемы повышения безопасности движения на скоростных автомагистралях, и в результате создает экспериментальный образец радиоуправляемого безопасного автомобиля. Знаменательно, что в 1954 году наш именитый соотечественник точно прогнозирует, что человек увидит поверхность Луны и других планет именно при помощи телевизора, который будет туда доставлен на борту межпланетного корабля.

Помимо работы в Рокфеллеровском институте, ученый и изобретатель начинает преподавательскую деятельность внештатного профессора в университете Майями. Создается Международная федерация медицинской электроники и биологической техники: Владимир Зворыкин избирается президентом федерации. Одним из вице-президентов становится В.В.Парин, российский профессор, дружбу с которым ученый сохранял многие годы.

Все эти годы Владимир Козьмич пронес в своем сердце любовь к России, и к родному Мурому. В 1967 году супруги Зворыкины оформили интуристское посещение Владимира. Отправились вдвоем любоваться соборами. Затем – поймав такси, махнули в закрытый город Муром. Благодарю своей отваге, через пятьдесят лет Владимир Зворыкин снова в своем родном городе у дома, где прошло его детство и отрочество.

…Владимир Козьмич Зворыкин, пишет выдающийся историк русского зарубежья в США Евгений Александров, — обладатель 120 патентов, соавтор книг: «Television: The Electronics of image transmission» (1940, 1954). «Electron optics and the electron microscope (1945), Photo electricity and its applications» (1949), «Television in science and industry» (1958). Автор — 100 технических статей в профессиональных изданиях. Член Национальной Академии Наук, Инженерной Академии, Национальной Палаты Славы Изобретателей США. В 1966 году награжден Президентом США Линдоном Джонсоном — National Medal of Science.

Знаменателен тот факт, что о кончине В.К. Зворыкина в 1983 году сообщили все газеты США; и то, что в эру инновационных технологий к имени и авторитету талантливого изобретателя все чаще обращаются СМИ и руководство современной России.