image_pdfimage_print

И всё-таки решила не отказываться от этой затеи и пробовать проводить уроки русскому языку для таких особенных детей. Как? Вспоминала, с чего я сама начинала учить иврит на курсах иврита. Мои первые слова на иврите были: здравствуй, до свидания, учительница, ученица, ученица учится, я живу в…. я работаю …. и т.д.. Мне показалось, что если я с этого начну, то моим ученикам сразу станет скучно, и они моментально бросят учёбу. Они же не мотивированы, подобно взрослым, необходимостью выживания в новой стране и поиска работы.

 

Не придумав ничего лучшего, я обратилась напрямую к преподавателям, которые учат детей РКИ, с просьбой подсказать мне подходящий, по их мнению, учебник. И все, как один, отвечали мне, что такого учебника нет, что всё множество учебников, которое уже издано, имеют больше недостатков, чем достоинств. «Как же вы сами преподаёте?» — спрашивала я в письме? «Мы берём задания из разных учебников и добавляем свои наработки», — отвечали преподаватели-практики. То есть, фактически каждый опытный педагог имеет свой модифицированный учебник. Правда, в сети ни один из них бесплатно не доступен. Что жаль.

Тогда я решила пересмотреть свои наработки, которыми я пользовалась с обычными, нормально развивающимися детьми. Эти дети приходили ко мне с плохой или хорошей, но всё-таки с определённой базой русского языка, от которой можно было бы оттолкнуться, чтобы идти дальше. Урок в 30 минут я решила разделить на две равные части. Первая часть – развитие речи (видоизмененная с учетом особенностей новых учеников), а вторая – обучение чтению. Обучение чтению менять не стала, т.е. преподавать так, как я преподаю обычным детям.

С первого урока я знакомлю детей со всеми десятью гласными русского языка. И несколько уроков подряд мы учим только гласные. Все задания я даю в игровой форме, поэтому детям не скучно на уроке, нет зазубривания, а есть ненавязчивое запоминание. На своих уроках я пользуюсь таблицами Зайцева. Поначалу я и кубиками Зайцева тоже пользовалась и преподавала, так, как рекомендует Николай Зайцев. Но со временем заметила, что очень многих детей пугает и даже раздражает обилие кубиков, которое Зайцев рекомендует предъявлять детям одновременно. Многие дети начинают злиться и отказываться сотрудничать. Я решила убрать все кубики и оставить только таблицу. Да, и с ней работать не более 2-3 минут, т.к. упражнение по таблице однообразное. Но нужно было чем-то заменить кубики!

Сначала я решила заменить кубики карточками со складами. Сама сделала карточки, распечатала в типографии и принесла детям в класс. Но эксперимент оказался неудачным. Было очень трудно найти из огромного количества карточек ту, которая нужна. Поэтому карточки я использую только иногда, например, беру несколько картинок нужных мне слов, затем ищу склады для написания этих слов и добавляю ещё несколько складов, которые не входят в написание слов. Это делается, чтобы чуть-чуть запутать учеников. Картинки подбираю в интернете и распечатываю их. Получается, что детям я показываю небольшое количество карточек, которое их не пугает и не раздражает.

После того, как дети выучили гласные, переходим к обучению складов, далее к словам, состоящим из трёх букв, потом из четырёх и так далее, всё больше удлиняя и усложняя слова.

Итак, вторая часть урока с особыми детьми была для меня ясна. А как максимально интересно преподнести развитие речи?

Ничего лучшего не придумав, я решила показать детям набор из 10 картинок «фрукты». Затем я вырезала из красного картона небольшое сердечко для каждого. Сначала я просто показывала картинку и дважды по- русски называла слово. Картинки раскладывала на столе перед учениками. (Дети тупо смотрели на меня, не понимая, чего я от них хочу.) Мне хотелось, чтобы дети меня понимали таким образом, чтобы мне не нужно было бы им что-то объяснять на иврите, чтобы все мыслительные процессы происходили у них в голове. Не хотела давать детям готовый перевод слов.

Следующее упражнение было таким. Я указывала на себя и говорила: «Я». Затем брала в руки сердечко и говорила: «Люблю». Потом брала одну из картинок фруктов и говорила, например: «Яблоко». И так со всеми картинками фруктов. Чтобы не сомневаться, поняли ли меня дети, я попросила их перевести на иврит то, что я сказала по–русски. (Дети оживились и не смотрели уже на меня, как на «врага народа».) Чудо произошло! Дети правильно меня поняли!

А потом я попросила детей сказать подобное предложение. И вот, дети, которые не знали ни одного слова на русском языке, уже говорят своё первое предложение. (У мамы этих детей, которая тоже присутствовала на уроке, засветились от радости глаза.)

Далее я удлинила предложение, добавив слово «кушать». Например, я люблю кушать яблоко. При этом я показываю на себя, когда говорю: «Я». Показываю красное сердечко из картона и говорю: «Люблю». Показываю движения руками, как будто я ем и говорю: «Кушать». Показываю картинку «яблоко» и говорю: «Яблоко». Дети повторяют за мной и показывают те же движения. Фокус заключается в том, что слово соединяется с каким-то движением тела или пальцев рук, что, как вы все понимаете, помогает запомнить слово или фразу.

Итак, «ключи» найдены! Осталось найти и открыть все потайные дверцы, то есть придумать темы и интересную методику для каждого урока.

В заключении мне хотелось бы сказать, что, конечно, это здорово — придумывать что-то самому. Но было бы гораздо лучше, если бы существовал учебник РКИ с интересными упражнениями и методическими рекомендациями не только для нормально развивающихся детей, но и для детей с отставанием в развитии, например, для детей-аутистов, которых рождается с каждым годом всё больше и больше.


 

Добавить комментарий