Нередко, читая отчеты о тестировании сотен билингвов сотрудниками различных образовательных госучреждений РФ, я задаюсь вопросами: «Зачем все это? И что дальше?» Потому что тесты разрабатывают люди, никогда долгосрочно не работавшие в системах образования зарубежных стран и с естественными билингвами.
Потому что истинный смысл тестирования — не в оценке и сертификате (они важны как бонус, изюминка в булочке). Смысл — в понимании причин и результатов развития ребенка до момента тестирования; а также — в выработке его индивидуального образовательного маршрута — после. Тестирование — всего лишь маленькая, но немаловажная вешка на пути РЕБЕНКА/ПОДРОСТКА и ЕГО СЕМЬИ.
Именно так — СЕМЬИ с важнейшей, ведущей ролью РЕБЕНКА. Потому что тест это опора — для общего благополучного развития и понимания реальной ситуации. Не для поступления в вуз (туда в РФ принимают ТОЛЬКО с ЕГЭ или аттестатами зарубежной школы, и все тесты тут ни при чем!), не для доски почета, — а именно для понимания: как и почему развивается ребенок.
Язык, речь — прекрасный термометр общего развития. Особенно если в тесте учтены, а тестором ЗАМЕЧЕНЫ — невербальные особенности, проявления настроений и состояний, сиюминутных и явно долгосрочных ребенка. А это возможно лишь при встрече тестора с тестируемым 1:1, и потом соположении данных собеседования (устный субтест) с мнением родителей (послетестовая консультация с родителями каждого тестируемого отдельно, минут на 20-45).
В общем и целом, как по опыту более 10 лет и более 500 тестирований, так и по итогам последних тестов этого года, можно утверждать:
1) С каждым годом наблюдается тенденция все большего разграничения тестируемых на 2 категории — относительно сбалансированные билингвы (со всеми неязыковыми проявлениями билингвизма) ок. 15% и билингвы в процессе фоссилизации нестранового/русского языка ок. 70%.
2) Виной и первопричиной фоссилизации («застывания» на уровне 4-5летнего ребенка и последующего «умирания») русского языка у детей в возрасте 10-12 лет — кроме уже известных факторов (второй кризис билингвизма, подростковый возраст с его психологическими и когнитивными маркерами) — ЯВЛЯЮТСЯ РОДИТЕЛИ. Их «некогда», их невнимание к собственной речи, отсутствие регулярных интересных для ребенка и подростка занятий и бесед с ребенком на русском языке. Родители, которые требуют от педагога за 1-2 часа в неделю совершать чудеса оживления русской речи, но сами не вывозят детей в русскоязычную среду — в СНГ, в РФ.
3) Также только родители, при участии опытных профессиональных педагогов (как дополнительных мотиваторов — умеющих интересно разговаривать с детьми по-русски, предлагая им не просто полезные, но и завораживающие, притягательные для них формы занятий) являются первопричиной развития сбалансированного билингвизма и полилингвизма.
Тут можно и нужно говорить о лингвокультурной педагогической запущенности со стороны родителей (2) и интенсивном лингвокультурном педагогическом/междисциплинарном/коммуникативном инпуте (3) — в связи с русским нестрановым языком для билингвов. Устоявшихся международных терминов для данного явления пока не существует. Но явление есть. И если не работать с родителями целенаправленно, бесплатно (на платное «всезнающие» не пойдут, а тем, кто пойдет, как раз помощь не нужна — у них все в порядке!) и постоянно.
Кроме обязательного вводного тестирования по Комплексным диагностическим тестам для билингвов, многочисленных специализированных авторских курсов, мы предлагаем в онлайн-школе «Место» (http://mestorussian.tilda.ws/) бесплатные консультации для родителей наших учеников. Они могут присутствовать на занятиях, после занятий обсуждать с учителем услышанное и получать обратную связь о работе своих детей…

Приглашаем всех родителей к диалогу — на благо ваших детей и наших учеников!