МОИП: БОГОРОДСКАЯ ИГРУШКА PDF Печать E-mail

Самую русскую народную игрушку – богородскую многие нынешние россияне не знают и никогда не держали в руках. Заявляю об этом ответственно, так как уже несколько лет провожу занятия в Москве и других городах на тему: «Богородская игрушка и дети». Только изредка кто-нибудь из присутствующих на занятиях припоминает, что когда-то были у них дома «клюющие цыплята».

Но какова бы ни была аудитории, при виде бьющих в барабаны, пекущих блины или работающих за компьютером мишек, зайчиков и белок всегда раздаются крики изумления и восторга. И это неудивительно! Все в этих занятных персонажах близко детскому сердцу, доходчиво и радостно.

И вот я впервые - в селе Богородском. Первым делом – визит в художественный колледж и знакомство с директором В.И.Акимовой. Она рассказала, что местная земская художественная школа была открыта в нелегкое для страны время – в 1914 г. Позже ее переименовали в училище, а теперь это колледж, где хранят и развивают традиции уникального промысла, и где сто его студентов в течение 4-х лет постигают основы «ремесла» резчика, учатся рисунку, лепке, живописи, композиции, проектной графике и перспективе.

Многие из выпускников потом устраиваются на местную фабрику игрушки, работают по индивидуальным заказам или уходят в бизнес. Судьбы у всех разные. В первый приезд я познакомилась с заслуженным художником, автором десятков производственных образцов М.И.Смирновым. Многие работы этого замечательного художника и педагога выставлены в местном музее, в том числе и ставший фирменным знаком фабрики огромный деревянный медведь.

На встречу со студентами колледжа я принесла сделанные мной фотографии детей, впервые увидевших богородскую игрушку. Хотелось, чтобы студенты воочию могли убедиться в том, как прекрасно то, чему они сейчас учатся, что не пропадут их усилия, что труд их будет радовать других и должным образом цениться. На фотографиях – дети из разных мест России, Украины, США, Англии, Ирана, Турции. Дети – везде дети, и радость свою они всегда выражают одинаково. Отличить русских детей от американских практически невозможно.

Еще в 1910 году французский скульптор Огюст Роден, приветствуя в своей мастерской русских художников, показал им игрушку «Кузнецы» и спросил: «А много у вас людей, способных творить такое?». Ответ мог быть только утвердительным, потому как «игрушечным» промыслом, официально насчитывающим не менее трехсот лет, издавна занимались на Руси многие тысячи мастеров.

Раньше кустари – резчики были большей частью народ степенный, рослый и бородатый. Говорили они сильно на «о», а когда садились за работу, то обязательно надевали холщовые фартуки и повязывали тесемочку на голову. Так было, по воспоминаниям современников, и в начале 20 века. Теперь же резчики – это в основном миловидные женщины и современные молодые люди, которые режут более 150 различных сюжетов «движущейся игрушки». Традиционно главный сюжет – «Михаил Потапович» и вся его родня. Вот бабушка – медведица с чулком, грузная и неповоротливая. Мало, видно, двигается, – все сидит да вяжет. Велосипедист крутит педали трехколесного велосипеда и страшно доволен. Еще бы! Семь деталей пришлось вырезать мастеру для его велосипеда. Широколицый медвежонок неторопливо уплетает мед. Бочонок большой, – можно не спешить! Медведь – программист, окосевший от работы. Нельзя долго сидеть за компьютером! Медведи отгоняют пчел от своих носов, пилят дрова, ловят рыбу удочкой… Юмор, присущий русской народной игрушке, проявляется в передаче движений животных. Сюжет берется прямо из жизни. А смелая резьба обнаруживает меткую наблюдательность и острую характерность мастеров.

ХIХ век был расцветом промысла. Игрушку отправляли в разные города возами. В 1879 г. со станции Сергиев Посад было отправлено в Москву 350 тонн «игрушечного товару». Наверное, в тот год не меньше этого «товару» разнесли по всей России и паломники, посещавшие Троицко-Сергиеву Лавру.

Но игрушечное производство всегда было «голодным» промыслом. Так было в Германии, с ХIV века снабжавшей своей игрушкой всю Европу, так было и в России. «Бравые солдатики, поющие птицы…. выходят из усталых, замерзших рук кустаря и его жены. Им помогают дети, до двухлетних малышей включительно. Судьба населения целых областей с кустарным промыслом поистине печальна. Многие тысячи людей делают игрушки день и ночь за недостаточный кусок хлеба», – писал коллекционер и исследователь игрушки Л.Г.Оршанский, побывавший с целью изучения ее производства во всех центрах Европы и России.

Московская Всероссийская художественная выставка 1883 г. показала, что художественные промыслы в России пребывали в кризисном состоянии. Качество их продукции было низкое, ассортимент небольшой, машинное производство уничтожало кустарей. Чтобы поддержать кустаря и дать ему возможность сдавать свою продукцию без перекупщика, С.Т.Морозов в 1885 г. основал в центре Москвы Кустарный музей (ныне Музей Народного Творчества в Леонтьевском переулке, увы, закрытый на бессрочный капремонт). В огромном подвале музея размещался склад готовой продукции, откуда она рассылалась по всей России и за границу. Кустарь считал за честь сдавать сюда свой товар. «По тому, что Кустарный музей в короткое время сделал, можно ждать, что он прорубит для русской игрушки окно в Европу», - писал известный коллекционер и автор серий открыток самых характерных игрушек А.Бенуа.

Лучшие люди российского общества были озабочены судьбой кустарной игрушки, собирали ее образцы и щедро делились с музеем своими идеями и находками. Но главной помощью мастерам были мастерские и школы, которые на свои средства открыли К.Тенишева в Талашкино, С.Т.Морозов – в Сергиевом Посаде, Н.И. Токарев – в Тотьме, Н.Д. Бартрам – в своем именье в Курской губернии.

Н.Д. Бартрам – личность многогранно одаренная и невероятно целеустремленная. О нем следует рассказать отдельно, так как он сделал для кустарной игрушки больше, чем кто-либо еще. Предки его – шотландцы, бежавшие в ХVII веке в Швецию и осевшие в Выборге. Когда в 1721 г. Выборг перешел к России, семья стала русской. Н.Д.Бартрам родился в 1873 г. Отец его обожал работать в свободное время по дереву и активно приобщал к этому занятию своих детей.

В 1898 г. Н.Д.Бартрам обследовал работу кустарей Владимирской, Курской, Московской, Нижегородской губерний, а в 1900-1903 гг. изучал крестьянскую игрушку в странах Западной Европы. Интерес его был не только теоретическим. Во время поездок он выбрал самое лучшее для обучения молодых мастеров и сам придумал и сделал более 100 игрушек. Став художественным руководителем артели игрушечников в Богородском, он стремился расширить тематику игрушки, «вписать» в нее сюжеты лубка и гравюр. Это с его помощью начали делать знаменитую игрушку под названием «как мыши кота хоронили».

После революции он хлопотал, чтобы открытому в 1919 г. в Москве Музею игрушки были переданы игрушки из конфискованных магазинов и разграбленных усадеб. Сотрудники музея вели большую научно-исследовательскую работу, наблюдая за детьми в игре, вели запись о ее развертывании, о детских разговорах и суждениях. Со старинным другом и соратником, – богородским резчиком А.Я.Чушкиным, ставшим заведующим экспертной мастерской игрушек, велись бесконечные дискуссии и поиски: какой должна быть игрушка и ее роль в жизни ребенка, чего можно достичь в ее развитии. В эти голодные годы московские ребятишки с радостью прибегали в музей. Вскоре понадобилось более просторное помещение для разросшейся коллекции, и музей переехал на Пречистенку в «дом Селезнева» (теперь литературный музей А.С.Пушкина).

Власти призывали к борьбе с « пережитками прошлого», к созданию чего-то «революционного» и «нового». Начались запреты на рождественские елки, на сказки, якобы «уводившие ребенка от реальной действительности». Куклы в нарядных платьях были объявлены «отрыжкой буржуазного времени». Трагикомического хватало. В Петрограде продавались скакалки для девочек с резными деревянными ручками, изображавшими двух повешенных. На призыв советской власти наладить выпуск игрушек, изображающих «новых членов общества», художники откликнулись, как могли, создав кукол-рабочих, крестьянок, красноармейцев, краснофлотцев. Не лежала душа у авторов игрушек к идеологизированным типажам, да и детям подобные бездушные творения приносили мало радости.

В эти годы Н.Д.Бартрам работал за десятерых и успевал все. В 1920 г. он был назначен деканом факультета научных пособий и художественной игрушки Московского Техникума кустарной промышленности, где помимо прочего преподавались история искусств, скульптура, формовка игрушки из папье-маше, роспись, резная игрушка, игрушка из ткани. К преподаванию в техникуме привлекались лучшие специалисты. В Музее игрушки дела тоже шли хорошо, и вскоре он стал вторым по посещаемости музеем Москвы после Третьяковской галереи.

Беда грянула неожиданно. В 1931 г. было решено построить на руинах храма Христа-Спасителя Дворец Советов. Здание музея вдруг понадобилось под архитектурные мастерские, а его экспозицию было решено свернуть и перевезти в Загорск. Н.Д.Бартрам не перенес этого удара. 16 июля 1931 г. он скончался. Когда-то он сказал своей дочери: «На знамени лучших людей написано: «беспощадное отношение к себе ради любимого, значительного дела». Более 70 лет спустя можно смело говорить о том, что труд этого замечательного подвижника не пропал даром.

Осенью 2002 г. в автобусе между городами Якима и Портланд (штат Вашингтон, США) я рассказывала попутчице-мексиканке о России, показывая ей фотографии моих занятий с детьми в разных странах и, конечно же, фотографии богородских игрушек. И вдруг эта женщина достала из своей сумки «кур на кругу», которых она недавно купила в Мексике для внуков. Какое совпадение: одинаковые игрушки, сделанные в разных концах света! Я тогда подумала, что предприимчивый мексиканский мастер скопировал российскую игрушку, но позже нашла в статье Н.Д.Бартрама ссылки на популярную в Мексике игрушку, «выполненную по принципу наших «разводов»: волк - пастух и собака». Многие этнографы считали также, что «куры на кругу» были заимствованы российскими резчиками у словаков. В древней Греции среди игрушек был найден деревянный конь на колесах, – совершенно наш, городецкий конек!

Ничего в этом удивительного, конечно же, нет. Игрушки везде схожи подобно тому, как схожа родительская любовь к детям. Сюжеты и оформление игрушек у разных народов свои, но приводящие их в движение механизмы основаны на одних и тех же принципах.

Здоровые дети всегда заняты играми. Во что же они играют, и какие игрушки их по-настоящему радуют? Ученые начали всерьез задумываться над этим еще в ХIХ веке.

В городе ребенок оторван от природы и общения с представителями животного мира, а богородские игрушки частично восполняют этот пробел. Показывая на занятиях эти игрушки, я рассказываю детям легенду о том, что первую игрушку вырезала крестьянка, которой захотелось порадовать своего маленького сына. Руки у нее были золотые, игрушка получилась замечательная, соседи тоже стали делать такие же игрушки, и в результате зародился богородский промысел. Этот сюжет ни у кого не вызывает сомнений.

- Что мужик и медведь делают?

- Куют!

- А зайчик чем занимается?

- Режет морковку.

- Отчего двигаются игрушки? Потому что в них электрические батарейки?

- Нет!

Смышленые дети сразу догадываются, что между деревянной фигуркой и

шариком - маятником на веревочке существует прямая связь, и что нужно начать вращать шарик. Но другим не сразу удается «вдохнуть жизнь» в игрушку. Они явно огорчены, а остальные дети не могут удержаться, чтобы не показать, что надо делать. А когда все получается как надо, на лицах детей расцветают улыбки. Так бывает всегда.

Куры отбивают веселую ритмичную дробь на кругу. Каждая клюет, соблюдая очередь, и стук их деревянных клювов бодрит и веселит. Теперь известно, что от хорошей музыки даже растения растут быстрее и пышнее, а от «техномузыки» – сохнут.

На Руси всегда было принято дарить детям по праздникам игрушки. Считалось, что это принесет им здоровье и благополучие. А какая игрушка сравнится с экологически чистой богородской? Что может быть чище натурального дерева?! Хорошо бы, чтобы в каждой семье были эти милые, добрые, хитроватые и энергичные зверюшки, которым все в жизни по плечу и которые никогда не унывают.

Пономарёва Тамара Гавриловна,

член Московского общества испытателей природы