Власова-Куриц Н., Куриц С. О программном решении проблемы сохранения русского языка в мире PDF Печать E-mail

 

Портал «Русский век» предложил обсудить концепцию «Русская школа за рубежом», которая предполагает «широкий доступ соотечественников за рубежом к российским образовательным программам и основному общему образованию на русском языке».

Можно ли вести речь об общем образовании на русском языке за рубежом, если поколение за поколением русскоязычной диаспоры катастрофически теряет знания русского языка? В каждом поколении всего 10% детей русскоязычных родителей за рубежом продолжают изучать русский язык (цифры из опыта самой крупной русскоязычной эмиграции – израильской). Известно, что 10% от 10% = 1%. Именно столько детей русскоязычных эмигрантов будет овладевать русским языком в следующем поколении. Далее их доля будет определяться показателем, известным только в медицине как «следы белка в моче». Но дети становятся взрослыми. Следовательно, в зарубежье на русском языке будут говорить только командировочные и туристы из России, а на некотором подобии русского языка – обслуживающий персонал в местах массового пребывания русскоязычных.

Встречаясь в Европе с детьми и внуками первых послереволюционных эмигрантов из России, удивляешься, как им удалось сохранить прекрасный русский язык, ведь им никто не помогал. Почему в те далекие времена, когда иммигрантам не помогал СССР, русский язык сохранился за рубежом, сохранилась любовь к нему, к российской культуре? А теперь, когда новая Россия в труднейший период выделяет огромные средства на сохранение русского языка, численность его носителей в мире стремительно уменьшается. Мы имеем в виду знание русского языка как второго родного, т.е. умение думать и понимать на этом языке, грамотно говорить, писать и читать в соответствии с уровнями Государственного общеобразовательного стандарта по русскому языку как иностранному. Это – не язык туристов или гастарбайтеров.

Первый ответ прост: русский язык сохранился в среде дореволюционной интеллигенции, а в бывшем СССР интеллигенция была искоренена. Ее заменили «образованцы», как назвал А.И. Солженицын высокообразованных специалистов, которые лишены нравственных оснований и любви к базовой культуре. Образованцы отождествляли русский язык с тоталитарным строем, который за границей надобно быстрее забыть, и поэтому дети даже многих успешных нынешних эмигрантов не обучались русскому языку. У менее успешного большинства эмигрантов, испытывающих трудности адаптации к новым условиям, не хватает ни времени, ни сил задумываться о сохранении русского языка у своих детей.

Каким же образом в наше время можно сохранить русский язык в мире? Мы давно пытаемся разобраться в этом вопросе. В 2004 году опубликовали в толстом американском журнале «Слово\Word» аналитическую Программу сохранения русского языка и много статей за рубежом и в России. Но дело так и не сдвинулось. В связи с новым предложением о концепции «Русской школы за рубежом» мы решили привлечь внимание к глубинным причинам неудовлетворительного решения проблемы сохранения русского языка в мире.

Ответ на второй вопрос – можно ли сохранить русский язык за рубежом при нынешней системе управления решением этой крупной социальной проблемы – сложнее. Уже в начале прошлого века стало понятно, что для решения проблем такого масштаба надо понять, что представляет собой система, деятельность которой надо изменить (улучшить), где границы системы, какие в системе компоненты и каковы взаимодействия и противоречия между ними. Такие же требования относится и к системе сохранения русского языка в мире на долгие годы.

Система включает миллионы людей, у которых разные и меняющиеся функции и интересы: дети, родители, учителя, организаторы обучения (детей и преподавателей), авторы учебной литературы, издатели учебников для детей и преподавателей, книготорговые сети, рекламные и другие СМИ, органы народного образования зарубежных государств и России. Кроме того, в нее входят государственные организации, которым государство Российское делегировало полномочия заниматься решением этой проблемы, а также частные организации, созданные русскоязычными эмигрантами за рубежом.

Известно, что если у всех участников системы нет единого (пусть даже интуитивно воспринимаемого) общего стремления (цели), невозможно достичь общего результата. В нашем случае – сохранить русский язык в мире, принимая во внимание всех носителей русского языка и культуры, включая эмигрантов из России, мигрантов из СНГ и граждан других государств, которых надо суметь заинтересовать в необходимости овладению русским языком. Утратить возможность сохранения языка, значит лишить государство с богатейшей культурной историей значимого места в общемировой культуре.

Укажем на некоторые глубиннее причины, препятствующие объединению участников в решении анализируемой проблемы.

Известно, что человеком движут интересы. Интересы требуют управления, в качестве которого выступают внутренние побуждения (или ограничения) морально-этического характера и внешние стимулы (включая угрозы наказания). Внешние стимулы предполагают наличие субъекта управления, т.е. другого человека, который по отношению к первому (объекту управления) является управляющим. Управляющий, будучи тоже человеком, действует в собственных интересах непосредственно или опосредованно, т.е. удовлетворяет свои интересы за счет части интересов подчиненных (управляемых). Отсюда берут начало главные системные компоненты: цель-миссия (в отличие от коммерческой цели), принципы (функции), структуры и другие компоненты управления всеми участниками системы сохранения русского языка в мире, которые упомянуты выше.

Например, дети в начале обучения движимы интересом познания окружающей среды и овладением средствами коммуникации (языком). По мере взросления у большей части детей возникают прагматические интересы: заработать деньги и купить средства для удовлетворения своих интересов; небольшая часть детей самостоятельно ищет способы удовлетворять свои интересы в познании или в противоправном изъятии средств у других.

Родители (управляющие детьми дома) могут удовлетворять все интересы детей, а могут стимулировать способность детей самостоятельно в рамках внешних ограничений (господствующей морали и права) обеспечивать себя средствами для удовлетворения своих интересов. Последнее зависит от уровня образования и культуры родителей, нередко и от материального достатка.

Учителя (управляющие детьми в детских садах и школах) могут удовлетворять свои интересы в зависимости от результатов, достигнутых детьми, плюс от материальных средств, получаемых от работодателя, или независимо от результатов, достигнутых учениками, например, только за проведенные на работе часы, а также за личные услуги, оказываемые своим управляющим.

Двойственные отношения такого рода присущи всей иерархии управляющих перечисленных выше категорий участников системы.

Объединить деятельность массы людей для достижения желаемого общего результата способен только специалист по управлению. Это было доказано успехами научного менеджмента и маркетинга в XIX и ХХ веках, а на необходимость их применения в государстве указывал Н.Макиавелли еще в XVI веке.

Цель специалиста по организационному управлению – устранить грозящую неприятными последствиями ситуацию для системы (организации), поскольку он получает вознаграждение и несет личную ответственность за принятые решения. Но это требует профессионального умения анализировать и выявлять причины существующего неудовлетворительного состояния целостной системы, формулировать цель, без которой невозможно определить нужные задачи, стимулировать усилия специалистов и исполнителей на решении именно этих, а не других задач при минимальном расходе материальных средств и времени.

Но ни такой цели, ни системного подхода нет у российских государственных центров (Русского мира и Россотрудничества), которым президент В.В.Путин поручил работу по сохранению русского языка в мире, выделив огромные средства на ее исполнение. Можно ли оценить, например, какую пользу принесли средства, израсходованные на достижения следующих целей: «…целями Фонда (Русский мир) являются популяризация русского языка… и поддержка программ изучения русского языка в РФ и за рубежом», Россотрудничества – «поддержка, сохранение и распространение русского языка, в том числе среди соотечественников, проживающих за рубежом»? А ведь «цели» были утверждены руководителями этих организаций, которым поручено управление огромными массами людей.

Отвечают ли руководители упомянутых выше организаций требованиям, предъявляемым специалисту по организационному управлению, например, руководитель фонда «Русский мир». Судя по послужному списку, он не имеет опыта управления какой-либо профессиональной деятельностью для создания полезной продукции или услуги. Будучи политиком и чиновником еще в аппарате ЦК КПСС (кстати, до сих пор защищающий сталинского сатрапа Молотова – своего деда), он усвоил от прежнего режима единственный принцип управления – раздачу полученных от государства денег для выполнения мероприятий, которые лично ему кажутся полезными. Такими «мероприятиями» являются так называемые семинары, конференции и прочие «посиделки» с названиями «Обмен опытом». Обмен в большинстве случаев представляет бесплатные экскурсии в разные страны, которые устраиваются для чиновников (нередко с родственниками) и околонаучной знати. За прошлые годы более чем в 100 странах читались повторявшиеся на каждом из семинаров доклады, принимались формальные решения, в которых не было ни оценки проведенной работы, ни постановки задач на будущее, но выпускались роскошные отчеты о проведенной деятельности с фотографиями встреч со знаменитыми людьми.

Не отвечает профессиональному уровню управления и Целевая программа Россотрудничества, начиная с постановки цели. Цель – это единственный системообразующий фактор, который предопределяет характер организации – конечный результат ее деятельности в заданное время. Не может быть двух или множества целей у одной организации, поскольку несколько целей – это несколько организаций, и остается неясным, какая из них более полезна для достижения цели.

С другой стороны, если цель предусматривает «сохранение … русского языка», то должны иметься в виду будущие поколения, чьи нынешние родители станут бабушками и дедушками и следующими прародителями. Это означает, что программа сохранения русского языка в мире – долголетняя программа, направленная, прежде всего, на обучение детей многих поколений русскоязычных эмигрантов из России и мигрантов из СНГ, а также детей иностранных граждан, которым еще надо объяснять достоинства русского языка для экономического и культурного сотрудничества с будущей Россией. При этом цель программы должна быть конкретной, например, сколько человек за определенное время должны за рубежом освоить язык на уровне, соответствующем Государственному образовательному стандарту по обучению русскому языку как иностранному, и как это проверить. Кстати, в уставных документах «Русского мира» целью названа «поддержка… и распространение». Но это – не цели, а задачи, т.е. средства для достижения цели.

Рассмотрим подробнее ситуации, сложившиеся у каждой группы участников целостной системы, которая создана для конкретной цели – сохранить русский язык в мире.

Дети. В зарубежных школах для обучения русскому языку в лучшем случае выделяют 1 – 2 часа в неделю в течение трех-четырех лет, поскольку образовательные ведомства многих зарубежных стран, куда прибыли эмигранты, не заинтересованы в сохранении русского языка в своих странах (исключение составляют Скандинавские страны, сохраняющие чужие языки у своих малолетних новых граждан). Это в пять – десять раз меньше, чем уделяется обучению русскому языку в России, где, к тому же, русскоязычная среда помогает освоению этого языка.

Как же выходят из этого положения небольшие группы эмигрантов, которые искренне хотят сохранить русский язык у подрастающего поколения? Организуют школы воскресного дня, кружки, платя за обучение детей из своего скромного бюджета. Но тут возникает противоречие. В России ребенок приходит в школу, имея лексический запас в пять-шесть тысяч слов, владея грамматическим строем языка, поскольку постоянно находится в русскоязычном окружении. В эмиграции такой же ребенок знает 200 - 300 слов бытовой лексики, не владеет грамматическим строем языка, т.е. произносит слова без падежных окончаний, говорит, пользуясь грамматикой языка страны нового проживания, ставшего родным, просто заменяя слова этого языка знакомыми русскими словами, и т.д.

Решение этой трудной задачи существует. Это – использование современных методических инструментов, которые упрощают и ускоряют освоение языка, обеспечивают длительное его сохранение в памяти ставших взрослыми детей. Такая методика есть, она носит название РКИ (русский язык как иностранный). Методика РКИ была создана молодыми сотрудниками УДН и МГУ в 60-е годы прошлого века для быстрого обучения студентов-иностранцев, приехавших на учебу в СССР в те годы. Эта методика используется и теперь при обучении студентов-иностранцев, она дает знания, соответствующие требованиям сертификационных уровней упомянутого Госстандарта, и, как показал опыт, после окончания ВУЗов бывшие студенты, не имеющие постоянного общения с русскоязычными, через 20 лет говорят и понимают по-русски.

В последние 10 лет методика РКИ для взрослых была адаптирована для обучения детей русскоязычных эмигрантов и прошла апробацию при обучении тысяч детей в мире. Методика РКИ в два-три раза ускоряет процесс обучения детей, дает знания, позволяющие детям успешно сдавать экзамены по владению русскому языку. Однако все попытки добиться признания «детского» варианта методики РКИ оказались безуспешными. На проводимых семинарах и конференциях ни один серьезный вопрос сохранения русского языка не подвергается основательному обсуждению – устроители заняты погоней за количеством выступающих с сообщениями, которые нередко называют докладами, что позволяет их авторам считать такие сообщения научными работами. И все это происходит при наличии двух отцов-попечителей: «Русского мира» и «Россотрудничества».

Родители. Лишь образованная часть русскоязычных иммигрантов признает необходимость сохранения у детей русского языка, понимает пользу этих знаний для будущего детей, осознавая, что, постоянно живя в нерусском окружении, местный язык становится для детей родным, а русский язык – иностранным. Однако большая часть иммигрантов в принципе не признает необходимости обучения русскому языку своих детей, а, если отдельные родители считают это полезным, то требуют, чтобы их детей учили так, как учили их самих в России, не понимая, что изменилась языковая среда. Они убеждены, что дети русскоязычных родителей являются русскоязычными, даже если не понимают русского языка?! Работа с родителями не ведется, и официальные Российские программы не включают этого участника, хотя именно родители играют решающую роль в выборе образования для детей.

Учителя. К работе с детьми привлекаются дипломированные учителя, нередко с богатым и успешным опытом работы в российской школе, где учили детей не русскому языку как таковому, а письму и грамоте на родном языке, расширяя лексический запас, работая над культурой речи. При работе за рубежом знания и умения этих учителей оказываются непригодными для обучения детей, родным языком которых становится язык страны проживания. Дети, имея минимальный запас слов, не понимают объяснений учителя, который пытается донести грамматические правила (так, как учат в российской школе). Возникает конфликт, дети отказываются учиться. Обучение продолжается с помощью насильственных мер родителей, но остается безрезультатным, так было при школьном обучении иностранным языкам в прошлой российской школе. Некоторые учителя стараются заманить учеников всякого рода «развлекалочками»: танцуют с детьми, поют, рифмуют грамматический правила и т.д., отвлекая детей от занятий русским языком, который имеет самодостаточный творческий характер.

Работа по переквалификации учителей и введению лицензирования не проводится; официальные программы не включают и этого участника, играющего решающую роль в качественном образовании детей. Многие учителя и руководители учебных заведений до сих пор не понимают, что для обучения детей, родным языком для которых стал иностранный язык, требуется иная методика. Огромный потенциал небольшого числа особо талантливых преподавателей, которым удается достигать лучших результатов, не может быть повторен пока опыт таких преподавателей не превращается в методические инструменты. С детьми работает мало преподавателей, получивших специальность преподавателя РКИ. Они уходят в университеты и предпочитают работать с взрослыми, т.к. эта работа оплачивается выше.

Авторы учебной литературы. Необходима учебная литература двух категорий: для обучения преподавателей русского языка в нерусскоязычной среде (литература по методике РКИ для преподавания детям) и учебники для детей, живущих в нерускоязычной среде или переехавших из нерусскоязычной среды в русскоязычную (мигранты из бывших республик СССР), а также для детей иностранных граждан.

Первая категория учебной литературы (учебники для преподавателей) представлена несколькими книгами, которые посвящены не самой методике РКИ, а описанию пользы ее применения и статьями такого же содержания; в некоторых даются рекомендации по изучению отдельных грамматических тем или описываются приемы проведения уроков. Следствием этого стало некачественное обучение будущих преподавателей, построенное не на методологических принципах, а на удачных приемах введения нового материала на уроках отдельных успешных преподавателей, что акад. А.Щерба называл «псевдометодиками».

Первый учебник для обучения школьных преподавателей РКИ на строгих методологических принципах был издан в 2009 году на личные средства авторов статьи. Все обращения автора учебника о необходимости проведения широкой дискуссии о принципах методики РКИ, об обучении будущих и переквалификации работающих преподавателей были проигнорированы всеми, к кому она обращалась: журналом «Русский язык за рубежом», Учебным Центром Русского Языка МГУ, «Русским миром» и т.д. В результате будущие и уже работающие преподаватели до сих пор лишены возможности получить необходимые знания ряда разделов методики, поскольку госпрограммы обучения студентов не учитывают интересов и этого участника.

Вторая категория учебной литературы (учебники для детей). Поскольку в настоящее время термин РКИ стал модным, многие учебники и пособия для обучения детей, живущих вне русскоязычной среды, украшаются титулом «РКИ». Однако не все они соответствуют принципам методики РКИ, поскольку их авторы не имеют представления о методологии лингвистики и не владеют принципами методики РКИ. В новых учебниках нарушена последовательность введения грамматического материала. Вместо моделей, которые легко запоминаются (на основе принципов природного обучения родителями своих детей) – суть методики – сохранены требования заучивания детьми грамматических правил, нужных только специалистам-лингвистам. Используется лексика, выходящая за пределы необходимой для данного контингента детей, а также архаические и малоупотребительные слова, которые не нужны ученикам. Учебники требуют, например, обучения прописям, хотя практика таких занятий осуждена международным сообществом психологов; требуют рабочих тетрадей по русскому языку, освобождающих детей от самостоятельного понимания домашних заданий, но заставляющих родителей тратить дополнительные деньги.

Примером абсолютного непонимания методики преподавания детям является широко разрекламированный и оплаченный «Русским миром» (распространяется бесплатно) учебник «Русский без границ» (по псевдометодике «семейного языка»). В нем, например, упражнение: «… вставить в родительном падеже слова из стихотворения В.Высоцкого: «Я не люблю фатального исхода»: ... сплетни в виде версий» предлагает детям, которые только что познакомились с русским алфавитом.

.Издательства и дистрибуторы учебной литературы. Издательствам (в основном со смешанным капиталом, государственным и частным), выпускающим учебники для детей, обучающихся в российских школах, государство оказывает финансовую поддержку в форме дотаций. Часть этих учебников продается за рубеж за валюту. Учебники украшены цветными рисунками в современном стиле, не всегда понятными детям, но повышающими розничную цену учебников.

Некоторые издательства продолжают недобросовестно вести себя по отношению к авторам. Пользуясь некомпетентностью авторов в финансово-договорных вопросах, издательства предлагают договоры, в которых авторский гонорар исчисляется не в долях от стоимости реализации издательством произведения, а от объема затрат на производство книги, как это было при затратном способе экономического управления при прежнем государственном строе. При этом нередко издательства пользуются правилами, созданными в период «бандитского капитализма», когда в договоре мелким шрифтом в виде примечания зафиксировано право издательства на переуступку прав автора другой организации всего за 25% от договорной суммы гонорара. Этой, другой, организацией является дочерняя организация самого издательства.

Проблемы издания учебников для зарубежья, их рекламы и продажи за рубежом –многообразны, начиная с отсутствия рецензий профессионалов на выпускаемые учебники, но ни об одной из этих проблем нет упоминания в государственных программах, хотя они оказывают негативное влияние на систему сохранения русского языка в мире.

Организаторы обучения. Обучение детей русскому языку ведется частными преподавателями и школами, в последних – при участии зарубежных местных органов народного образования (или без них), которые регламентируют условия организации школ, содержание учебного материала и квалификацию преподавателей.

Относительно предложения о «Международных русских школах за рубежом», защищенных массой нормативных документов высшего уровня со ссылкой на якобы имеющиеся примеры распространения национальных систем образования в других странах: Международная Британская школа, Международная украинская школа, Американская школа. Проверка показала, что такие названия отсутствуют за рубежом. В России действительно имеются школы с титулом «международная», но это – лишь торговый бренд, который используется для большей привлекательности; ранее в СССР такие школы с преподаванием отдельных предметов на иностранных языках носили название спецшкол. В перечень «Международных русских школ за рубежом» попали (!?) даже школы при посольствах, находящиеся в компетенции органов народного образования государств, чьи посольства располагаются на иностранных территориях на условиях экстерриториальности таких школ.

Еще раз проявился непрофессионализм в управлении системой: нарушена причинно-следственная цепочка, начинающаяся от цели. Только исходя из цели системы, которая определяет желательный результат, можно формулировать задачи и функции управления, и, в конце концов, обоснованно подойти к выбору структур управления. Только после этого могут решаться вопросы о российских школах за рубежом. Начинать с формирования структур – это значит вернуться в России к осужденному прежнему государственному режиму.

Эмигрантские центры русскоязычных граждан. Люди добровольно уехали из России, теперь они создали объединения, чтобы сохранить русский язык и культуру, и постоянно просят деньги на создание школ для детей, проведение встреч, издание печатной продукции. И это происходит в условиях, когда инициативный человек может реализовать свои потенции в любой сфере деятельности, результаты которой нужны другим людям. Хорошо известны положительные результаты работы школ в Англии (Лондон, школы «Дружба»), комплект учебников РКИ для детей, по которым учатся в 46 странах, лекционные курсы для школьных преподавателей в Лондоне, выпуск журналов: «Для родителей» и «Слово/Word» в США и многие другие результаты успешной коммерческой деятельности русскоязычных иммигрантов по всему миру. И все это сделано на основе личной инициативы с вложением собственных средств. На фоне всего этого непрезентабельно выглядят просьбы «умельцев», которые, будучи неспособными создать продукцию и услуги, имеющие спрос, постоянно клянчат деньги. Материальная помощь России нужна тем эмигрантским организациям и российским организациям, связанным с эмигрантами, которые показали свою способность понимать реалии жизни и воплощать их в реальные дела.

Приведенные выше результаты краткого анализа управления системой сохранения русского языка в мире показывает альтернативу: 1) русский язык у эмигрантов может быть сохранен на долгие годы, а также связанные с ним иные планы Российского государства, если управление системой будет передано профессиональным управленцам (менеджерам) и 2) планы сохранения русского языка не могут быть осуществлены, если управление продолжат политики, расходующие огромные средства по своим предпочтениям. Реализация первого варианта требует проведения глубокого анализа существующей проблемной ситуации, грозящей потерей места русского языка в мире. Некоторые аспекты проблем и предлагаемые решения представлены выше.

С.Я.Куриц, д.т.н., системный аналитик (организационное управление)

Н.С.Власова-Куриц, кандидат филологических наук (русский язык)

26 ноября 2011.

Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript