Русские в Эстонии: Возникает культурная Атлантида PDF Печать E-mail

 

Автор: Владимир Вайнгорт, доктор экономических наук

Какой порядочный человек не возмущается агрессивной эстонизацией русской школы? И какой чудак полагает, что эта подлая затея нанесет удар по русской культуре в Эстонии? К тому, что принято называть русской культурой, нынешняя школа имеет очень приблизительное отношение.

Как ни парадоксально это прозвучит, реальную поддержку русской культуре оказывает только эстонское государство и некоторые муниципальные власти. Ни школа, ни мифическая русская община, ни тем более Россия к этому делу не имеют никакого отношения.

 


 

Кто и за что платит?

Государство содержит и очень неплохо наполняет русские библиотечные фонды, притом что ни от кого другого туда ни одной русской книги не поступило. Государственная филармония в каждом сезоне довольно полно представляет русскую исполнительскую культуру, не говоря уже о том, что редкая концертная программа обходится без русской классической и современной музыки.

На первый взгляд, русская общественность самостоятельно развивает художественную самодеятельность (часто дающую фору профессионалам). Но где было бы все это великолепие без государственного финансирования, а также муниципальных денег, направляемых Центру русской культуры, Дому культуры «Линдакиви», а также содержания аналогичных структур за счет средств муниципалитетов Северо-востока. Насколько мне известно, никакие физические или юридические лица, претендующие на представление русской общины, на это дело ни цента не дают. Так же, как российское государство.

Эстонское государство широко представляет на лучших выставочных площадках субкультуру русских староверов. Оно же отдало под коллекцию русской живописи Кадриоргский дворец. А развернутая в Художественном музее «Куму» выставка русского авангарда стала одним из самых значимых культурных событий нынешнего лета.

Или возьмите «Довлатовские дни», за которыми вполне могут последовать, например, Аксеновские (не зря недавно вспомнил «Остров Крым» наш президент, между прочим, коллега Довлатова и Аксенова по сотрудничеству на «Радио Свобода»). Глядишь и «дни Самойлова» появятся. Действует ведь в Пярну Ойстраховский фестиваль.

По связи с Эстонией и по месту в русской культуре начинать надо бы со Всеволода Вишневского. Но тут – стоп! Здесь список благодеяний прерывается. Автор «Оптимистической трагедии», как и другие представители русской советской литературы, вкупе со всей революционно-демократической литературой XIX века в сегодняшней Эстонии скрыты пеленой забвения, естественно, тоже за деньги государства (поразительно точно воспроизводящею Оруэловское стирание прошлого). И первенствует в этом деле русская школа.

Культурное киллерство

Гуманитарный блок русской школы покрывает «травой забвения» все, что в русской культуре было ориентировано на социализм и вдохновлялось или служило идеям социальной справедливости вообще. В первую очередь это коснулось литературы (поскольку «поэт в России больше, чем поэт»). Хотите доказательств? «Их есть у меня».

Основы мировоззрения формируются в 13-14 лет. По-нынешнему, в 7-м классе. Откроем учебник – хрестоматию для 7-го класса. Мало того что она полна, мягко говоря, не самыми завлекательными для этого возраста текстами вроде «Мальчик у Христа на елке» Достоевского (из литературы XIX века), а XX век представлен только стихами Блока и Ахматовой да Булгаковским рассказом из «Записок юного врача».

Прекрасная литература. Но 13-летнего пацана, воспитанного «стрелялками», эти тексты вряд ли подвигнут к активному чтению. В другой, советской литературе было бы что противопоставить самым крутым американским боевикам.

Впрочем, и в несоциалистической культуре можно найти что-нибудь вроде Гумилевских «Капитанов» - «тех, что бунт на борту обнаружив, из-за пояса рвут пистолет, так что золото сыплется с кружев, розоватых Брабантских манжет».

По части литературы, боровшейся за социальное равенство, учебник безжалостен: «Идеология требовала... идеальных героев. Так родилась серая литература». А как вам такая, мягко говоря, не совсем точная интерпретация фактов литературной жизни: «Кто-то не выдерживал фальши и кончал самоубийством, как Маяковский и позднее Фадеев». Или такое утверждение: «Правдивые книги о войне написали Окуджава, Бакланов, Воробьев».

Даже неудобно приводить список других авторов, которые никак не умаляют достоинства перечисленных писателей. Прошу прощения за цитаты, но напоследок еще из учебника – обо всей послевоенной литературе: «Сейчас эта литература ушла, и ее никто не читает». Если это история русской литературы, а не грубо сколоченная и насквозь ангажированная клевета на нее, то прав наш президент, заявивший недавно о советском периоде, как о серой жизни серых людей в серых домах.

Понятно дело, от великой литературы, вдохновляемой идеями социальной справедливости, из-за этих экзерсисов не убудет. Так же, как не убудет от европейской культуры, создаваемой левыми интеллигентами, антифашистами и коммунистами. Убудет от наших детей, подвергающихся промывке мозгов.

Зачем?

Одной из ключевых тем на июньском международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге была тема образования, получившая неожиданный оборот: несколько вполне респектабельных «новых правых» доказывали, что избыток просвещения в странах со слабой социальной защищенностью населения может стать катализатором революционных выступлений.

Впервые на таком уровне откровенно заговорили о необходимости баланса между уровнем образования и уровнем экономического и социального развития (привет Замятину).

Иначе, мол, ситуация может стать неуправляемой. Эти докладчики уверены, что изобилие образованных людей при отсутствии соответствующего количества мест приложения их знаний и недостаточно высоким уровнем жизни чревато непредсказуемыми последствиями.

В России, похоже, эту проблему уже решают школьной реформой. У нас той же цели служит сегодняшняя русская школа, превращающая огромный пласт русской культуры в Атлантиду.

Автор является научным руководителем клуба "Кардис" (www.kardis.ee).