Лимассол (Кипр): Проект «Проведение комплексных мероприятий по обследованию сети русских школ» PDF Печать E-mail

12 декабря 2015 года в Лимассоле в ходе реализации проекта «Проведение комплексных мероприятий по обследованию условий создания и функционирования международной сети русских школ за рубежом и разработке модели ее продвижения» в рамках двухдневной конференции с международным экспертным сообществом по обсуждению модели формирования глобальной международной сети русских школ за рубежом состоялась дискуссия по результатам работы фокус-групп.

Участники фокус-группы по проектированию русских школ развития обсуждали подходы к сетевому стандарту участников проекта «Русская школа за рубежом». Система критериев сетевого стандарта начала формироваться с обнаружения круга проблем, ключевой из которых стала система оценки качества. К кругу вопросов, которые она должна регулировать группа отнесла:

  • организацию обучения (условия, аренда, сертификация);
  • оценку компетенции учителя (кадры);
  • оценку результатов (знаний учащихся).

Именно совокупный, единый, пересекающийся объект оценки качества и должен стать основой формирования сетевого стандарта.

Принципиален тот факт, что русская школа развития – это не образование на русском языке, а полилингвальное образование. Зафиксирована необходимость формирования полилингвальной школы, в которой образовательный процесс организован минимум на трех языках, но здесь встает серьезная проблема подготовки и привлечения квалифицированных кадров. Выводом по итогам дискуссии стал тезис о том, что «русский блок» в полилингвальной школе должны реализовывать квалифицированные педагоги, получившие качественное педагогическое образование в России.

Участники фокус-группы, обсуждавшей правовые модели разворачивания сети школ, построенных на российских технологиях отметила несколько моделей вхождения российских технологий в детские сады и школы:

  • реализация сетевых образовательных программ детских садов и школ, включая блоки и модули, которые могут реализовывать организации-партнеры школы, в том числе и зарубежные;
  • выстраивание моделей правового обеспечения по кластерам школ в разрезе стран;
  • выстраивание моделей действия школ дополнительного образования детей вне лицензируемых (или сертифицируемых) видов деятельности;
  • выстраивание гибких моделей действия управленческих и проектных команд по удовлетворению спроса потребителей на образовательные услуги, удовлетворяющие их представлениям о качестве.

Участники фокус-групп, которые обсуждали вопросы становления дополнительного образования представили модель, в которой показали возможности становления и развития дополнительного образования как процесса, который удерживается между тремя позициями:

  • потребитель услуги дополнительного образования детей;
  • держатель контента, которым наполняется эта услуга;
  • держатели ресурсов и инфраструктуры, на базе которых возможно выстраивать оказание услуги.

Любая программа дополнительного образования детей в рамках событийных форматов фактически выстраивается на пересечении этих трех позиций. Управленчески же предметом регулирования является:

  • ресурсы и инфраструктура (а точнее требования к ним и способы доступа к ним со стороны держателей контента и потребителей услуг);
  • среда для выращивания инициатив по поставке контента на площадки, в рамках которых возможна организация дополнительного образования детей в событийных форматах.

Участники фокус-групп подчеркнули, что прямое администрирование контента на событийных площадках дополнительного образования детей может не являться сферой управленческого регулирования, однако держатели инфраструктуры для реализации дополнительного образования детей так же не могут нести ответственность за контент, который реализуется на их площадках.

Иван ТРИФОНОВ