Каганович М. Русский язык - это не то, что ВЫ думаете! PDF Печать E-mail

1.

«Гляжу, как в студёную зимнюю пору

Достаточно медленно (мог бы быстрей!)

Кряхтя и ворча, поднимается в гору

Невзрачный мужчина. По виду еврей…».

Из эпиграфа вы, наверное, уже поняли, что разговор у нас пойдёт сейчас о такой распространённой благоглупости, как великолепно себя чувствующие в русском языке кричаще-нелогичные обороты вроде «достаточно мало», «достаточно плохо», «достаточно редко» и тому подобных. Хотя я сомневаюсь, что вы это поняли, так как, если бы люди понимали, сколь нелогично-убоги фразы типа «достаточно тесно», то их бы не употребляли. Но фразы эти заняли поистине королевское место в языке! Мы сейчас это увидим на многочисленных примерах.

После того, как произошло крушение пассажирского теплохода «Булгария» на Волге летом 2011 года, был создан документальный фильм корреспондентом Первого канала Антоном Верницким. Там звучит такая фраза автора:

«В каждой каюте есть специальная памятка для пассажира… расписано, что должен делать пассажир в случае опасности. Шрифт достаточно мелкий…».

Чего же тогда сетовать на плохо читаемую инструкцию, если как раз мелкости этих букв и достаточно?

Буквы «достаточно» мелкие – это значит, недостаточно крупные? Так надо понимать? Почему бы именно так и не высказаться? Не лучше ли было не уродовать логику родного языка, а сказать нормально, по-человечески, по-русски: «Инструкция тут напечатана слишком мелкими буквами»?

Как можно так странно выражаться?! Не понимая, не слыша уродливой логики подобной фразы. Но так теперь говорят… Причём сами же специалисты по языку.

На одном из съездов русистов, организованном ни какими-нибудь неучами, а московским фондом «Русский мир», специально созданным для поддержки хорошего русского языка, мне пришлось услышать фразу, полную тревоги за российское образование: «Мы достаточно плохо готовим наших учеников!».

«Зарплата учителя в России сегодня достаточно скромная».

(В.Путин. 31 мая 2011 года).

И чего российским учителям тогда обижаться, если зарплата у них скромная «достаточно»? Это почти, как в анекдоте: «Зарплата у меня хорошая, только маленькая». Нет ничего удивительного в том, что учителя с «достаточно скромной» зарплатой готовят и «достаточно» плохих учеников.

«Экономическая ситуация достаточно проблемная».

(Дмитрий Медведев, в связи с санкциями. Январь, 2015 г.).

Значит, проблемности этой достаточно?

Обратим внимание: между двумя этими высказываниями отцов нации – четыре года! И за это время никто из их окружения – пресс-секретари, имидж-мейкеры, редакторы, не подсказали, что говорить так нельзя. А кто подскажет, если некому? Если сами специалисты, люди, профессионально работающие со словом, говорят точно так же и не видят явного, кричащего языкового уродства!

«В кабине этого самолёта достаточно тесно».

Эта фраза прозвучала из уст корреспондента Первого канала Анатолия Лазарева в репортаже с авиавыставки, в вечерних новостях 20 июля 2015 года и выглядела странно. Вот, почему. Вообще-то, авиаконструкторы всего мира ломают головы над тем, чтобы в тесноте кабины было «достаточно просторно». Но тесно «достаточно» в самолёте – это, может быть, просто что-то из того, что мы пока не понимаем, не можем осмыслить?

«Такие грузовики идут достаточно медленно».

(Корреспондент Первого канала Дмитрий Кайстро о колонне гуманитарного груза из России в Донбасс, новости, 12 августа 2014 года).

«У меня достаточно немного песен».

(Елена Ваенга, на концерте 7 января 2011 г.).

«В этом году российская экспозиция достаточно скромная».

(Корр. Первого канала Иван Благой).

«Рассказ Агаты Кристи, в общем, малоизвестный достаточно…».

(Сергей Сенин, продюсер, передача «Большая семья», RTR-Planeta, 18 апреля 2015г.).

«Эти корабли были достаточно примитивны».

(Фильм об истории Севастополя, 18 апреля 2015 г.).

«… организации Украины достаточно сильно разобщены».

«На данный момент механизм возникновения этого явления в языке достаточно плохо изучен».

«Это достаточно сложно».

(Корр. Первого канала Илья Костин, новости, 13 февраля 2015 г.).

«Достаточно человек робкий».

(Лариса Гузеева, «Давай поженимся», июль, 2014 г.).

«Он был достаточно вспыльчивый».

(«Давай поженимся», 28 августа 2015 г.).

«Пристроить вас достаточно сложно».

(Роза Сябитова, «Давай поженимся», 2 декабря 2014 г.).

«Достаточно непросто найти молодого человека…достаточно сложные качества…».

(Андрей, друг невесты. «Давай поженимся», 2 декабря 2014 г.).

«Это был достаточно тяжёлый человек… самовлюблённый… наглый…».

(Фильм о Маяковском. Показан по Первому каналу в апреле 2015 г.).

«У него было достаточно сложное детство».

(И.Костолевский о М.Швыдком, передача ЦТ от 6 сентября 2014 года).

«Это достаточно малые партии».

(RTR-Planeta, 6 августа 2014 г.).

«Информация достаточно скудная».

(«Вести», RTR-Planeta, 27июля 2014 г.).

«Достаточно бесчувственное и неуважительное отношение».

«Пусть говорят». 20 ноября 2012 г.).

«Достаточно много конфликтов».

(Василиса Володина, «Давай поженимся»).

«Девушка достаточно легкомысленная».

(Василиса Володина, «Давай поженимся», 22 июля 2014 г.).

«…это достаточно долго».

(Корр. Первого канала Тимур Сиразиев, «Время», 4 декабря 2012 г.).

«У меня достаточно однообразный спектр увлечений».

(Сын актрисы Яковлевой).

«И диктует им достаточно слабо».

«Семья жила достаточно бедно».

(Супруга актёра Л.Маркова, RTR-Planeta, 19 января 2015 г.).

«Потом… было достаточно трудно общаться».

(Актриса Марина Неёлова).

«Военное положение достаточно тяжёлое».

(RTR-Planeta, 13 января 2015 г.).

«Найти преступника будет достаточно сложно».

(Корр. Ксения Назарова, новости, 27 июля 2015 г).

«Достаточно высока степень злоупотреблений».

(Пётр Толстой, обсуждение итогов выборов, 4 марта 2012 г.).

«Быть учителем-музыкантом — природный дар, причём достаточно редкий».

«Страна находится в достаточно неспокойном месте».

«У них достаточно маленький круг своих клиентов».

Наверное, ни один предприниматель не отказался бы, чтобы круг клиентов был большим. Хотя бывает, что «маленький» круг клиентов считается достаточным.

Так уродливо говорят сейчас все и всегда: и в России, и в других странах, где можно слышать русский язык, и у нас в Израиле тоже (ведь люди плохому языку учатся друг у друга, почему-то не хорошему, а плохому). В дни пребывания в нашей стране с визитом министра иностранных дел Украины Павла Климкина было опубликовано интервью русскоязычного израильского корреспондента на портале «Форум Daily» (23.10.14), где автор, развивая тему военной и экономической помощи США Украине, говорит, что объёмы этой помощи остаются «достаточно маленькими».

«Условия судоходства здесь достаточно сложные».

(Тимур Сиразиев, «Время», 31 июля 2011 года).

«В этом месте достаточно узко».

(«Новости». 31 июля 2011 года).

«Москва-река достаточно коварная».

(«Вечерняя Москва», 31 июля 2011 года).

«Так получилось, что мы достаточно редко виделись в последнее время…».

(Сын актёра Александра Потапова. «Пусть говорят», 19 ноября 2014 г.).

Если редко, то, наверное, наоборот, недостаточно часто. Или просто недостаточно.

«У страховых компаний достаточно большая убыточность».

(«Время», 23 ноября 2013 г.).

Не нужно сетовать страховикам. Ведь убыточность у них большая «достаточно». То есть, им этого должно хватать, их это должно устраивать.

«Новогодняя ночь выдалась достаточно холодной и промозглой».

(Корреспондент Первого канала А.Евстигнеев).

Судя по этой фразе, нам ни к чему пушистый белый снег в новый год. С нас и холодной серой сырости довольно.

В фильме «Президент», который был показан по Центральному телевидению весной 2015 года вскоре после широкого показа фильма «Крым. Путь на родину» звучит фраза в воспоминаниях директора ФСБ РФ в 1999-2008 годах Николая Патрушева:

«…моральное состояние было достаточно низким».

Этой фразой говорится о моральном состоянии российских войск в 90-х годах. Смысл далее таков, и его легко угадать сразу, даже, если и не смотреть фильм дальше, что при новом президенте моральное состояние армии стало совсем другим. Хотя, если следовать логике фразы Н.Патрушева, не ясно, зачем поднимать боевой дух, если моральное состояние было низкое «достаточно».

Слово «достаточно», согласно словарям, означает «…то, чего нам хватает», именно поэтому оно так невероятно выглядит в оборотах типа «убийство было совершено достаточно диким способом» (прозвучало однажды по ЦТ и такое…). Убийство достаточно дикое – значит, недостаточно цивилизованное?

Никакой проблемы не было бы, если бы мы по-старинке говорили привычное «довольно» вместо «достаточно», но нам хочется выразиться по-новому, красиво, заумно. Вот и получается, что заумь идёт впереди смысла…

В принципе, «довольно» – это то же самое, что и «достаточно». Но слово «достаточно» слишком яркое, отчётливое, слишком понятное.

Слово «достаточно» как бы предполагает ответ на заложенный в нём вопрос «достаточно, для чего?».

Так, например, 8 апреля 2015 года министр иностранных дел России Сергей Лавров говорил по ТВ про «…достаточно глубокий тупик, куда завела их политика». «Их» – это украинские власти.

Лучше бы, конечно, сказать тут «довольно», нежели «достаточно», но всё же фраза Лаврова правильна, логична, так как возможно дать ответ на вопрос «тупик, достаточно глубокий, для чего?»: для того, чтобы из него трудно было выбраться…

Правда, возникает сомнение, бывает ли тупик глубоким, но это уже из другой области русского языка.

Фразы же типа «достаточно плохо», «достаточно мало» – нелогичны абсолютно в показанных выше контекстах.

Наши читатели могут возразить нам, что достаточно маленькое и достаточно плохое бывает логичным. Не спорим, бывает. Например, в следующих случаях: «эта дырка маленькая достаточно, чтобы мыши в неё не пролезли». Или: «партизаны подсунули фрицам мясо достаточно плохое, чтобы те отравились». Но приведённые нами выше примеры плохого применения слова «достаточно» совсем не из этой логики. Вы понимаете…

Для чего мы приводим так много примеров? Ведь, казалось бы – два-три и всё понятно, суть проблемы ясна. Нет, не ясна. Или ясна, но не до конца, «недостаточно».

Мы приводим этих уродливых примеров так много, чтобы показать, что так плохо говорят теперь практически все и практически всегда, так говорят на всех уровнях – и президенты, и простые люди. И журналисты, и учителя, и дикторы телевидения. Взгляните и ужаснитесь! Не зря говорят: чтобы вселить в народ отвагу, нужно заставить его ужаснуться себе самому.

Суть проблемы не только в том, что вообще кому-то приходит в голову так антилогично выражаться, а суть проблемы главным образом в том, что это не какие-то отдельные люди, а, можно сказать, повторимся, все, всё общество, во главе даже и с теми, кто призван помогать формировать общественное мнение и хороший вкус – во главе с журналистами, с интеллигенцией, с деятелями искусства и науки, с первыми руководителями страны. Мы видим тут массовость. Мы видим у целого народа плохое чувствование своего родного языка.

А вы думали, что русский язык – это «коньячка или коньячку», «договОр» или «дОговор», «на» Украине или «в» Украине и какого рода слова «кофе»?

Ничуть не бывало! Главное в языке – это логика. Логичность или нелогичность того, что говоришь и пишешь.

Это напрямую связано с чувствованием языка, которое или есть, или его нет.

Но не всё потеряно. Чувство языка вполне можно воспитать. Для чего и написана данная работа. Фразы произносили в Москве, а на карандаш их брали скрупулёзно годами и анализировали в Иерусалиме. Потому что, кто же знает русский язык лучше всех? Конечно, евреи…

И, если вам наш анализ кажется нужным, то мы его продолжим. Исследуем другие слова и фразы, с которыми плохо обращаются в современном русском языке.

Михаэль Каганович, Иерусалим.


2.

Признание, в котором нет никакого признания

Ещё один из ярких примеров массового непонимания значения слова, это пример со словом-штампом «признаётся», «признаются». Слово «признаётся» стали активно использовать теперь вместо «сказал», «рассказал», «говорит» и т.д.

В передаче Первого канала «Давай поженимся» от 3 августа 2015 года прозвучала следующая фраза закадрового дикторского текста о личных качествах пришедшей на передачу женщины, «соискательницы мужа» и о её намерениях в будущей семейной жизни:

«Признаётся, что её возлюбленный всегда будет сыт и вымыт».

Но какое же это признание? Это не признание, а обещание. Поэтому диктору так и нужно было сказать: «Обещает, что её возлюбленный…», и так далее. Что здесь такого сложного, чтобы этого не понять?

В той же передаче прозвучало про другого соискателя своей второй половинки: «Признаётся, что стесняется своей худобы». Вот это действительно какое-никакое признание!

Или вот такая странная фраза «из телевизора» в репортаже про строительную программу российского правительства:

«Ирина признаётся – конечно, все соседи слышали про эту правительственную жилищную программу, но где мы, а где правительство».

И в чём тут признание? Человек рассказывает, что люди слышали о правительственной программе, но не очень в неё верят. Вот и всё.

В одном из репортажей «Вечерних новостей» была произнесена примерно следующая фраза: «Нужно изменить свой стиль питания, признаётся первая леди своей дочери».

О, это великое «признание»! Наверное, оно далось непросто… Так же, как и вот это «признание» Наташи Королёвой:

«Наташа Королева признаётся, что в лесу ей легко дышится».

(ЦТ, 27мая 2012 г.).

И кому в лесу не дышится легко? И что бы мы делали без ещё одного подобного «признания»:

«Директор Большого театра признаётся: театр надо любить».

(«Время»).

«Когда мама спокойна,- признаётся Ольга,- спортсменку ничто не отвлекает от тренировки».

(Новости, 20 сентября 2013 г.).

И в чём тут признание? Нас всех ничто ни от чего не отвлекает, когда мы спокойны. Прописная истина, банальность...

В чём признание в примерах из передач российского Центрального телевидения нижеследующих?

«Бродяги признаются: если мороз крепчает, приходится потесниться».

«Актер признаётся, что гречневая каша – его любимая».

Великое признание! Как будто актер признался, как минимум, что он в детстве писался в постели.

«Девочка признаётся: главное, конечно, победа… но и участие…».

(Александр Евстигнеев, «Время», 8 августа 2015 г.).

Тут фраза ещё и лингвистически построена неправильно: «девочка признаётся… главное победа». Как это? Кстати, то же самое и в вышеприведённой фразе про правительственную строительную программу: «…где мы, а где правительство»,- не имеет никакого отношения к признанию.

Хорошо видно, что в вышеприведённых фразах со словом «признаётся» на самом деле нет никакого признания. Модное словцо, бездумно употреблённое вовсе не в соответствии со своим значением, на самом деле просто показывает леность говорящего поискать более верное слово, как и в вышеописанных других случаях. Ведь бродяги просто рассказывают, а не признаются, и то, что «театр надо любить» – это и вовсе и так всем ясно, никакое это не признание. Как и то, что в спорте главное участие, а не победа. Хотя и победа, конечно, тоже. Только «признание» тут ни при чём.

Обратите внимание, сейчас появилась большая мода на это слово «признаются». Вы его услышите в репортажах каждый день и везде. Нередко – не к месту, как и в этом примере:

«Сотрудники ГБДД признаются: да, действительно, такой автомобиль будет привлекать к себе внимание».

(Мария Торлопова, новости, 27 августа 2013 г.).

Это из сюжета про автомобиль, на который наклеивают специальный квадрат-метку за предыдущее серьезное нарушение водителя.

И в чём здесь признание сотрудников ГБДД? Они просто рассказывают о нововведении, а вовсе ни в чём не признаются. Неужели это не слышно, не чувствуется в слове?

Но в репортажах корреспондентов сейчас «признаются» абсолютно все и абсолютно всегда.

«Россиянин приехал на Донбасс «косить укроп» и признаётся, что воюют только русские, а местные «ополченцы» — «г*но, алкаши, коммерсы и нарки».

(Из новостей в соцсетях).

В этом примере мы видим другое извращение со словом «признаётся». Человек не может признаваться в том, что не его. Как может пришлый, приехавший человек признаться в том, что происходит в чужой местности?

Есть, конечно, в русском языке близкие по смыслу обороты о признании в том, что не случилось, не сбылось, вопреки личным ожиданиям, например: «признаться, не ожидал!». Но в этом случае человек признаётся в своём личном, в том, что увиденное было лично для него неожиданным. А не в том, что воюют не те, кого он думал увидеть. В этом его личного признания нет и быть не может. Поэтому фразу нужно было построить по-другому.

Аналогичное:

«…признаётся – животные тонко чувствуют и тоскуют по своей хозяйке. («Человек и закон», 26 декабря 2014 г.).

Как человек может признаваться в том, что животные чувствуют? И то, что они умеют тонко чувствовать, мы все хорошо знаем, это тоже не признание.

Ещё похожий пример:

«Албанские политики признаются: перед этими людьми не устоит ни одна граница».

(Дмитрий Сошин, вечерние новости, 1 канал, 21 сентября 2015 г.)

Это был сюжет о беженцах в Европе. Албанские политики могли бы признаваться только в чём-то своём, личном, например, в том, что в их рядах не искоренена коррупция. А о том, что делают беженцы в их стране, они могут рассказать, но не признаться. А признаться могут только сами беженцы. Тем более, ни для кого не секрет, что беженцы легко преодолевают границы, в таком «признании» никто не нуждается.

Таким образом, мы с вами видим, что в современном русском языке появились и прочно укоренились с подачи тугоухих специалистов по языку – корреспондентов и дикторов, как минимум, два негативных явления со словом «признаётся»:

1.Оно используется не по назначению, заменяя собой, например, слова «рассказал», «поведал», «поделился» и т.п., которые, из-за того, что их реже используют, постепенно из языка уходят, забываются его носителями, и таким образом язык обедняется.

Как и в случае, например, со словом «озвучил». Которое, кроме того, что активно используется не по смыслу, так как у него в русском языке совсем другое и только одно значение: озвучить фонограммой, например, кинофильм, также заменяет собой слова «огласил», «рассказал», «поведал», «поделился» и многие другие, подобные.

Одно тускловатое слово с оттенком фальши – «признаётся», ставшее распространённым штампом, в последнее время, активно заменило многочисленные привычные, такие разнообразные слова яркой палитры русского языка – «говорит», «учит», «показывает», «открывает» и многие другие

2.Слово употребляется в совершенно неправильном смысле: автор реплики «заставляет» своего героя признаться в том, в чём тот не может признаться в принципе. И заставляет потребителя информации поверить в то, что герой репортажа действительно в чём-то признаётся. В том, что слово «признаётся» означает то, чего оно в действительности не означает.

Вот примеры из передач ЦТ вопиющего непонимания значения слова «признаётся».

«Радзинский признаётся, что, кроме общественного восприятия, есть ещё и личное».

Так и хочется сказать: да что вы говорите? Это такое же «признание», как если я вдруг «признаюсь» вам, что человек чувствует вкус языком.

Далее:

«Радзинский признаётся, что нормальный человек не должен писать о Сталине».

Эта глупость прозвучала дважды, в одном сюжете «Вестей».

Есть в практическом русском языке довольно распространённое явление, близкое показанному на приведённых выше примерах, когда слово используется не в соответствии с его истинным смыслом. Явление это касается не только слова «признаётся», но и других слов. Например:

«Доброволец 80-й львовской части Тарас по прозвищу Бунтарь предупреждает, что власть должна помнить о них».

(«Рамблер, новости, 19. ноября 2014 г.).

В этом своём заявлении доброволец ни о чем не предупреждает, а напоминает власти, или же заявляет. Но никак ни в чём не предупреждает. Если бы он предупреждал, то фразу следовало построить, например, так: «Доброволец предупреждает, что, если власть не вспомнит о них, то…». Предупреждение должно чем-то выражаться – угрозой, например, напоминанием о возможных последствиях, т.п.

Похожий пример из передачи российского Первого канала:

«И хотя власти обещают сделать ремонт до 5 декабря, люди опасаются, что нужно бы дождаться, пока всё просохнет».

(«Человек и закон», 21 ноября 2014 г.).

Невозможно опасаться «пока всё просохнет». Опасаться можно, что ремонтные работы пойдут насмарку, если их сделать по-сырому, не дождавшись, пока всё просохнет.

«Политолог в своей статье убеждён, что…».

(Первый канал, новости, 10 декабря 2014 г., дикторский текст).

Политолог, надо думать, убеждён не «в статье», а просто убеждён, сам по себе. В статье же он высказывает это своё убеждение.

Однако вернёмся к слову «признаётся».

Мы часто слышим в репортажах ЦТ, когда какие-то самые обыкновенные вещи, прописные истины, называют признанием.

Например: «тяжело быть женой моряка, признаётся Мария Васильевна», «на экскурсии нам понравилось, признаются ребята», «я смог бы спеть ещё лучше, признался певец», «после выступления очень хочется есть, признались артисты». В репортаже «Вестей» (Центральное телевидение) от 3 июня 2012 года «машинист грейдера признаётся: работа ему в радость».

Во всех этих примерах люди просто что-то рассказывают о себе, чем-то делятся, а вовсе не признаются. На лицо – грубое извращение смысла слова, но, тем не менее, весьма распространённое и получающее всё большее распространение, потому что обществу это извращение почему-то нравится. В русском языке сейчас вообще какая-то странная мода на извращения.

«Устроители шоу признаются, что оно не было бы таким эффектным без современных технических возможностей».

Кому это и так не ясно без подобного «откровения»?

«Певица признаётся: она занимается своей внешностью не потому, что хочется, а потому что надо».

(ЦТ, 16 июня 2012 г.).

И это тоже и так понятно.

«…она признаётся: болела за свою команду, но больше всего – за папу».

(Антон Пономарёв, «Время», 29 мая 2012 г.).

То, что болеют в спорте за своих, это и так ясно, без признания. И понятно, что больше всего ребёнок будет болеть за папу. Это прописная истина, в этом нет признания. Поэтому лучше было бы сказать так:

«…она рассказала, что болела за свою команду, но больше всего – за папу».

«…она поделилась, что болела за свою команду, но больше всего – за папу».

4 июня 2012 года в сюжете программы «Время» об одном из саммитов, каких сейчас бывает много, сказано, что кто-то из участников «признался»: «этот саммит для него уже 15-й». Это, конечно же, тоже никакое не признание, а обыкновенная информация. Человек сообщил, проинформировал, поделился, а не признался.

Истинный смысл слова «признаться», он в том, что это не просто рассказать, а открыть что-то потаённое, не зря скрытое от посторонних: признаться в любви, признаться, что списал, признаться в совершении преступления. Например:

«Абрамович признался в суде, что заплатил Березовскому…».

«Стросс-Кан признался в связи с горничной нью-йоркского отеля».

«Чемпион мира по боям без правил признался в избиении студента».

«Супруга капитана Козлова призналась: в рейс его заставили идти чуть ли не силой».

Вот это действительно настоящие признания. Это примеры правильного использования в русском языке рассматриваемого нами слова.

Как и эти примеры:

«Через 25 лет егерь признался, что он подманивал кабанов Хрущёву».

«Издание сообщает, что вчера пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков признался, что «Путин не настоящий археолог». Сотрудники компании, занимающейся раскопками на дне Таманского залива, подложили Путину черепки».

Наряду с ненужным, неуместным и неточным употреблением слова «признаётся» в СМИ в последнее время, появилась также и уродливая тавтологичная конструкция с этим словом «честно признаюсь», как будто признаться можно не честно.

Фразу «честно признаюсь» постоянно употребляет Андрей Малахов в своей передаче «Пусть говорят». И это очень удивительно: настолько изменяет на этот раз чувство слова лучшему ведущему ЦТ, владеющему словом великолепно.

«Честно признаюсь» – не просто уродливое и неправильное по сути словосочетание, это смешение двух фразеологизмов «скажу честно» и «признаюсь». Эта неправильность стала очень распространённой. Такой же, как и смешение простой и составной превосходной степени во фразе «в самое ближайшее время», что делает выражение тавтологичным.

…Татьяна Титова трижды говорит «признаются» в одном сюжете программы «Время» 8 сентября 2012 года, а это уже говорит о мании, о зависимости от этого слова. Тут уже слово управляет человеком, а не человек словом.

Бывают примеры с «откровением» в сюжетах ЦТ, к которым просто не знаешь, как относиться. После них повисает немой вопрос «что это было?». Например:

«Мы закупили импортное холодильное оборудование,- признался на суде Соколов. -Потери продуктов при хранении стали минимальны...».

Так и непонятно, в чём признался подсудимый, что нам открылось от такого его признания: что они купили холодильник (и что же в этом плохого?) или, что с покупкой холодильника продукты стали меньше портиться?..

Манера эта – то и дело говорить, повторять друг за другом «признаётся», бездумная и по сути своей обыкновенное обезьянничание. (О явлении обезьянничания – подробно в специальной нашей лекции «Скучное обезьянничание в русском языке».

Сейчас в репортажах ЦТ все обязательно в чём-нибудь «признаются»:

«врачи признаются…», «специалисты признаются…», «политики признаются…».

«Художники признались: когда стали изучать… были шокированы…».

(Ю.Шатилова, новости, 14 ноября 2012 г.).

Здесь мы видим ещё и распространённое употребление сленгового слова «шокированы», что совершенно недопустимо в устах корреспондента, диктора, так как сленг находится за пределами литературного русского языка и говорить сленговыми словами на телевидении недопустимо.

Слово «шокирован», как и слово «озвучил», имеет в русском языке совсем другой смысл. На самом же деле художники были удивлены, поражены, озадачены, потрясены и т.п., но никак не шокированы. Тут мы видим то же самое явление, уже рассмотренное нами: слово использовано не по назначению, в то время, как нормальные слова богатой русской лексики употребляются всё реже, уходят в запас, а затем и вовсе забываются.

Выражения «признаётся», «признаются» слышишь то и дело, к месту и не к месту. И, когда мы то и дело слышим подобное, нам уже не важно, в чём именно кто признаётся, мы реагируем не на информацию, а на надоевший штамп. Многих это коробит. Люди с хорошим пониманием языка рассказывали мне, что чувствуют себя перед телевизором неуютно, некомфортно, их такая речь корреспондентов и дикторов возмущает. А ведь одно из назначений СМИ – это создать у потребителя информации чувство комфортности. Из динамика телевизора должен литься и ласкать душу хороший, чистый русский язык.

В передаче «Давай поженимся» слово «признаётся» стало обязательным в дикторском тексте характеристик участников. Такая избрана форма. Поэтому очень важно, раз уж вы форму такую избрали, внимательно следите за тем, чтобы признание действительно выглядело признанием, а не прописной истиной, как в случае с кандидатом в мужья, который будет умыт и накормлен.

«Признаётся, что спит только с открытым окном».

(Давай поженимся).

И кто из нас с вами против свежего воздуха и спит закупорившись? Покажите мне хоть одного такого человека.

«Признаётся: если случается пожар, бросает всё и борется с огнём».

Это о пожарном, участнике передачи «Давай поженимся» от 26 марта 2015 года. Прямой и честный пожарный оказался, что и говорить, были б все такие. Согласно этой логике пекарь должен признаваться, что печёт хлеб, а сапожник, что тачает сапоги… Как было бы хорошо, если бы никто ничего не скрывал, всё было бы открыто и прозрачно в обществе!

Меня иногда поругивают коллеги за язвительный стиль моих лекций. Ну, а как ещё можно комментировать глупости, скажите мне на милость, если не высмеивая их? Стиль обсуждения языковых уродств сам собою напрашивается именно такой, каковы сами уродства – они глупы и смешны, они раздражают, и заслуживают не иначе как сатирического осмысления и описания не без осмеяния.

Вот ещё несколько примеров из передач ЦТ, где рассматриваемое нами слово употреблено не по назначению:

«Таких нападений, признаются в полиции, в последнее время становится больше».

(«Человек и закон, 27 марта 2015 г.).

Это не признание, а обычная полицейская статистика. Полиция вообще никогда ни в чём не признаётся, не тот это орган, чтобы душу изливать. И, кроме «признания», в котором нет признания, можно ещё отметить, что фраза сама по себе неудачно построена, так как первые два слова – «таких нападений», за которыми сразу идёт слово «признаются» – не признание. Фраза похожа по строю на неудачные, но, тем не менее, распространённые фразы, вроде: «Боря»,- учила меня мама…». «Боря» – это обращение, а не поучение.

«Узнать маршрут преступников, по признанию следователей, удалось во многом благодаря съёмкам камер наружного наблюдения».

(Александр Ботухов, 3 марта 2015 года).

Если бы не это «признание», нам и невдомёк бы было, для чего нужны камеры наружного наблюдения, зачем они устанавливаются…

21 сентября 2015 года в репортаже на ЦТ о визите нашего израильского премьер-министра Б.Нетаниягу к руководителю России В.Путину в связи с событиями в Сирии было сказано диктором в вечерних новостях на 1 канале так:

«Нетаниягу признался, что он приехал специально поговорить о безопасности».

Не в этом ли была вся подоплёка визита, что Нетаниягу обеспокоен положением дел на Ближнем востоке и специально отправился в Москву разговаривать о безопасности и о совместных действиях для того, чтобы достигнуть безопасности? Признание-то здесь причём?

Цели визитов глав государств всегда оговариваются заранее и доносятся пресс-релизами до СМИ (если, конечно, цель визита не секретная).

Накануне поездки Нетаниягу в Москву средства массовой информации сто раз написали о его обеспокоенности и опасениях, и вдруг – здрасте-пожалуйста: Нетаниягу в устах московского диктора «признаётся»! Копил-копил в себе, держал-держал, скрывал-скрывал и вдруг – прорвало: не удержался, признался!

Ну, думать нужно, что говорим, коллеги, или нет?

Михаэль Каганович, Иерусалим.