Об особенностях в подготовке кадров для обучения русскому языку инофонов/ билингвов. Фрагмент статьи О. Синёвой, МГУ PDF Печать E-mail

Труднее всего перейти на новые принципы построения языкового материала для уроков как раз русистам: настолько отличаются подходы. Понимать-то принципы они понимают, а вот принять, овладеть инструментарием, перестроить мышление оказывается непросто. Легче это сделать логопедам, учителям начальной школы и учителям иностранных языков. Сложно не означает не надо.

Кстати, о логопедах. В школах, где учатся дети мигрантов, они остро необходимы. Известно, что постановка звуков, формирование артикуляционной базы языка, логического мышления ребёнка – это вотчина логопеда, который, овладев основными принципами методики РКИ, становится бесценным сотрудником. А психолог в школе? Задумывались ли вы, что испытывает ребёнок, когда оказывается в иной языковой среде, когда в семье говорят на одном языке, на улице он слышит другую речь, на уроке – третий вариант с терминологией, книжной лексикой? Такие дети очень часто вообще перестают говорить некоторое время!

 

Позволительно ли отказываться от упомянутых ставок в поликультурных школах? Учитель русского языка должен работать в тесном сотрудничестве с психологом и логопедом при подготовке текстов, упражнений, снимающих соответствующие психологические и произносительные проблемы. Необходимо совместно искать ответы на многие сложные вопросы. Каким должен быть текст на уроке русского языка для ребёнка, которому мы помогаем избавиться от тревожности? Как выстраивать работу над лексикой, над расширением словарного запаса ученика в поликультурном классе? Всё не перечислишь, это очень индивидуально для каждого школьника.

 

Привлекать детей мигрантов вместе с их родителями (мамами, как правило) к музейной деятельности, кружковой работе, к театральным постановкам не просто рекомендуется, а надо, и это помогает упрочить результаты труда учителя.

Давайте посчитаем: в неделю два часа занятий русским языком в системе дополнительного образования, один час с логопедом, один час с психологом, один час в кружке (например, по изготовлению кукол в национальных костюмах) – получаем пять часов. Пять драгоценных часов! При условии, если ставки не сокращаются, кружки не закрываются, а специалисты школы тесно взаимодействуют с русистом, формируя языковую часть материала по методике работы с инофонами или детьми, испытывающими затруднение в речевом развитии. Как видим, роль русиста меняется. Это не просто учитель русского языка и литературы, это настоящий профессионал, помогающий историку, географу, математику и другим предметникам адаптировать учебно-научный текст для учеников, слабо владеющих русским языком. Он во многом направляет работу руководителя кружка, логопеда и психолога. Даже в том случае, если эти специалисты прослушают курсы по адаптации учебно-научного текста для детей с неродным русским языком обучения, помощь русиста им совершенно необходима.

 

***

Неоднозначная ситуация разноязычия в российских школах, необходимость помочь детям, слабо владеющим русским языком, и в то же время не потерять учеников, чувствующих красоту родного языка, – всё это заставляет педагогов, методистов, авторов пособий и учебников пересмотреть предмет и цель обучения, искать новые лингводидактические подходы.

В учебном плане поликультурного класса приходится смещать темы, предусмотренные обычной программой, изменять акценты в подаче материала. С обучения орфографии и пунктуации необходимо переключиться на изучение грамматической системы языка, причём дедуктивно, исподволь. Чтобы обеспечить образовательные потребности и детей-инофонов, и детей, для которых русский родной, важно уметь грамотно подбирать языковой материал, совмещать в нём целый комплекс задач, правильно формулировать задание. Учитель обязан постоянно задавать себе вопросы: каким должен быть текст, упражнение? какие темы следует затронуть в предъявляемом материале?

Вот пример распространённого упражнения на уроке русского языка:

Спиши, подбирая проверочные слова.

Суп – …, гриб – …, абрикос – …, морковь – …, сливки – …, грядка – …, хлеб – …, творог – …, виноград – ….

Чем не устраивает подобное упражнение в условиях разноуровневого по владению языком класса? В данном случае можно и нужно выделить три группы слов:

(1) Гриб – (грибы)… (заодно осваивается множественное число существительных).

(2) Сливки – (сливочки) (уменьшительно-ласкательные суффиксы).

(3) Хлеб – (нет хлеба) (родительный падеж существительных).

Как видим, совсем не лишний такой подход и для учеников с родным русским языком: систематизируются наивные знания грамматики. В основе первого варианта упражнения – опора на стихийный речевой опыт ребёнка, второй вариант ориентируется на грамматический принцип обучения орфографии, который, кстати, провозглашал ещё М.В. Ломоносов.

Организация эффективного урока с учётом очень разных языковых компетенций учащихся – сверхсложная задача, особенно в условиях многочисленных классов. Очевидно, необходимо выделять подгруппы, подобно тому, как это делается для уроков иностранного языка. Как делить – по уровню знаний и успеваемости, или по ритму работы, или смешанные – решает учитель вместе с руководством школы.

Необходимо учитывать, что конечная цель обучения – овладеть русским языком во всех его функциональных разновидностях, в устной и письменной формах. Но не секрет, что самоцелью зачастую становится подготовка к ЕГЭ, пресловутое натаскивание, а благородная цель передать любовь к красоте родного слова нередко остаётся нереализованной. Детей окружает низкосортная, большей частью виртуальная, языковая среда, наполненная ужасным сленгом («круто», «хасл», «упаковнный», «дефка», «чатицца»). Ко всему прочему – невостребованность сочинения, которое помогало развивать речь и мышление. Учителю непросто: приходится заниматься и подготовкой к ЕГЭ, и поисками индивидуального подхода, и созданием гармоничной языковой среды. Тут уж не до анализа поэтического слова или культивирования способности к сочинительству! Приходится каждый день совершать чудо.

http://lgz.ru/article/-45-6438-13-11-2013/vkhodnoy-bilet-v-russkiy-mir/