Концентрат русского рассеяния PDF Печать E-mail

 

Марина Михайловна Адамович – главный редактор «Нового журнала» (США) с 2005 года. Родилась во Львове. Окончила факультет журналистики МГУ имени Ломоносова. Кандидат филологических наук, член Международного союза журналистов, член международной славистской организации ASEEES. Работала в журналах «Литературное обозрение» и «Континент». Литературно-критические статьи публиковались в журналах «Новый мир», «Дружба народов», «Знамя», «Вопросы литературы»

Собрать и каталогизировать литературную Россию – задача чрезвычайно сложная. А еще есть многолетняя история и литература русской эмиграции. Миссию сбора, компиляции и, конечно, осмысления этого громадного опыта выполняет русскоязычное эмигрантское издание «Новый журнал» во главе с редактором Мариной Адамович. В прошлом году «НЖ» отметил 70-летие. Об истории его создания и новых именах русского зарубежья с Мариной АДАМОВИЧ побеседовала Юлия ГОРЯЧЕВА.

– Марина Михайловна, известно, что группирующий вокруг себя русскоязычную диаспору разных стран «Новый журнал» занимает особое место и среди американских русских изданий, и среди российских журналов. Какова история его создания?

– Первый номер журнала вышел в январе 1942 года по инициативе Ивана Бунина, стараниями его старинного друга, романиста Марка Алданова и поэта и критика Михаила Цетлина (Амари); они были сотрудниками знаменитых «Современных записок», которые закрылись во Франции перед Второй мировой войной. Название «Новый» – по отношению к «Современным запискам», по отношению к другой стране, по отношению к новой странице в русской эмиграции. С того самого времени «НЖ» существует 71 год без перерыва. На страницах издания печатались авторы-эмигранты, составляющие мировую славу русской литературы: Иван Бунин, Георгий Адамович, Гайто Газданов, Борис Зайцев, Владимир Набоков, Георгий Иванов и другие. Символично, что три русских нобелевских лауреата – Иван Бунин, Александр Солженицын, Иосиф Бродский – публиковались в этом журнале. При помощи «Нового журнала» на базе прославленного Колумбийского университета в Нью-Йорке был создан знаменитый Бахметевский архив. Также не без помощи «Нового журнала» были собраны архивные документы, ставшие основой знаменитого труда Солженицына «Красное колесо».

– Вы ведь публиковали и советских писателей. В частности, впервые напечатали Варлама Шаламова, не так ли?

– Да. Наш тогдашний главный редактор Роман Гуль, получив из Советского Союза рукопись «Колымских рассказов», опубликовал их в 1966 году, тем самым «НЖ» открыл это имя для всего мира. «НЖ» опубликовал главы из «Доктора Живаго» Пастернака. На мой взгляд, наше издание как нельзя лучше раскрывает точку зрения о единой русской литературе – вне зависимости от места жительства ее прозаиков и поэтов. Просто эти потоки развиваются в разных географических и культурных условиях.

– «Новый журнал» – учредитель специального конкурса для прозаиков русскоязычной диаспоры. Каковы его основные задачи?

– Задача проводимого с 2007 года Конкурса имени Марка Алданова – дать возможность публиковаться именно писателю зарубежной России, найти своего читателя. Ведь выход к читателю – колоссальная проблема в русском зарубежье, особенно в ближнем. А за пределами России сегодня живут уже около 25 миллионов человек. Не случайно конкурс назван в честь первого главного редактора журнала. Марк Алданов был одним из самых известных писателей русского рассеяния, его романы пользовались популярностью и среди европейских и американских читателей. В США он издавался, в частности, в «Скрибнерс энд Санс», был постоянным автором «Нью-Йорк таймс». Там он печатал очерки, которые потом становились частью его романов. Он много переводился и был крупнейшей фигурой своего времени. Но он все еще малоизвестен в современной России, хотя выпущено весьма достойное собрание сочинений. Победитель конкурса получает премию в 1000 долларов, лауреаты получают возможность публикации в журнале.

– Кого вы можете отметить из победителей и лауреатов этого конкурса?

– Андрея Иванова из Эстонии (Таллина) с его повестью «Зола» (2008). Это наше главное открытие. До нас он нигде не печатался. Опубликовался у нас как лауреат Алдановской премии с повестью «Мой датский дядюшка» в 2007 году, вошел в 2011 году в шорт-лист «Русского Букера» и теперь активно издается. Также хочется отметить прозу кинодокументалиста Александры Свиридовой, которая несколько раз становилась нашим лауреатом. Российские телезрители могут помнить ее по работам в программах Артема Боровика. В США она работала в Фонде Спилберга. Мы познакомили нью-йоркских зрителей с ее фильмом о Варламе Шаламове на Фестивале российского документального кино, который устраивает корпорация «Новый журнал» шестой год в Манхэттене. Фильм «Несколько моих жизней» после премьерного показа в России в 1990 году был практически уничтожен, у автора оставалась ее личная копия. Фильм Александры, на мой взгляд, до сих пор – лучшее свидетельство о Шаламове. В этом году главным призером конкурса прозы стала Наталья Червинская, художник-декоратор из Нью-Йорка. Как и в случае со Свиридовой, работу Червинской нельзя назвать женской прозой. Это серьезная, самобытная проза. Второе и третье места заняли Михаил Моргулис из США и Григорий Долуханов из Украины.

– Главными редакторами вашего издания в разное время были Марк Алданов, Михаил Цетлин, историк Михаил Карпович, поэт Вадим Крейд. Что из наработанного ими вы переносите в современную жизнь издания, а что добавляете в соответствии с новыми требованиями времени?

– Кредо издания было сформулировано в самой первой книжке журнала: «Россия. Свобода. Эмиграция.» Практически ничего не изменилось. Мы придерживаемся концепции издания, определенной первыми главными редакторами, основанной на толерантности. Главный принцип отбора текстов – высокий художественный уровень, то есть критерий эстетический. При этом, как и было задекларировано в первом же номере журнала, мы не допускаем на его страницы пропаганду идей коммунизма и нацизма. Михаил Карпович определил ту внутреннюю структуру, в которой журнал существует с 50-х годов. Не случайно период редакторства Карповича считают золотым периодом «Нового журнала».

– Карпович – наименее известный в современной России из редакторов «Нового журнала». Расскажите, пожалуйста, о нем.

– Собственно говоря, именно Карпович заложил традицию изучения истории России в США. Он был сотрудником посольства Временного правительства в США во главе с Борисом Бахметьевым (Бахметевым). Позже, после признания США советской России, Карпович продолжил работу со своим другом, создавая общественные организации эмиграции для поддержки русских беженцев; одновременно в конце 1920-х он начинает преподавать историю Европы и России в Гарвардском университете. В 1949 году профессор Карпович возглавил в Гарварде новый факультет славянских языков и литератур, фактически он создал в США традицию российской историографии. Многие годы занимался общественной деятельностью и жизнью русской диаспоры. Многим известным эмигрантам (в том числе Александру Керенскому, Павлу Милюкову, Василию Маклакову) Карпович помогал находить средства на издание их исследовательских трудов. Став главным редактором «НЖ», он существенно поднял научный уровень журнала. Привел туда многих известных ученых, философов русского зарубежья. В частности, при нем активно писал для журнала профессор Николай Тимашев, сотрудничавший с «НЖ» с его основания. Профессор Тимашев – один из основоположников американской социологии, в свое время он был заместителем главного редактора парижской газеты «Возрождение». Именно при Карповиче «Новый журнал» из русско-американского превратился в международное издание с подписчиками и авторами во многих странах.

– Известно, что вы, продолжая традиции Михаила Карповича, уделяете большое внимание истории эмиграции. Расскажите об этой стороне деятельности издания.

– Историю русского рассеяния «НЖ» стал собирать еще при профессоре Карповиче, ведь к тому времени она насчитывала уже более двух десятков лет и требовала осмысления. Мы периодически издаем целевые номера, посвященные отдельным странам русского рассеяния, – в проекте «Русская эмиграция на культурных перекрестках ХХ–ХХI веков». Это номера по Болгарии (с участием царя Болгарии – Симеона Второго, эмигранта с 50-летним стажем, семья которого много сделала для спасения белой русской эмиграции), Франции, Китаю, по Королевству сербов, хорватов и словенцев. Июньский номер 2012 года, посвященный русской эмиграции в США, был издан при поддержке Дворянского собрания Америки и российского фонда «Русский мир». К таким номерам мы, как правило, делаем дайджест на трех языках – русском, английском и языке страны, о которой пишем.

– Вы еще и научные симпозиумы устраиваете, так ведь?

– Последний крупный научный симпозиум, посвященный 70-летию журнала, мы организовали и провели в Колумбийском университете. Участвовали специалисты из Англии, Франции, Сербии, Болгарии, Японии, Швейцарии, США и России. Проводился симпозиум, отмечу, при грантовой поддержке правительственной комиссии РФ по делам соотечественников за рубежом. Мы регулярно проводим специальные секции, посвященные темам диаспоры и эмиграции, на международных научных конференциях славистов. Мы начинали эти секции еще 15 лет назад с Марком Раевым, почетным профессором Колумбийского университета, потомком эмигрантов из Франции. Это он придумал хрестоматийное ныне выражение, определяющее русскую диаспору, – «Россия в миниатюре».

– В скольких странах на сегодня распространяется «Новый журнал»?

– Более чем в 30. Еще мы выставляемся на сайтах – своем и российском «Журнальном зале».

– Как вы выживаете, являясь академическим изданием, без дотаций правительств?

– Около 40 лет нас поддерживал видный американский славист и переводчик, в том числе и произведений Солженицына, Томас Уитни через его личный фонд. Это в значительной степени дало нам возможность встать на ноги. Благодаря Томасу длительное время после перестройки номера журнала коробками переправлялись бесплатно в Россию. Кстати, мне было приятно услышать в одном из интервью Олега Табакова, что он – давний преданный читатель нашего журнала. Но Томас в 90 лет ушел в мир иной. По экономическим причинам лишились мы и второго спонсора, из Японии – старого эмигранта Сергея Виштака. Сегодня мы существуем на подписку, частично нас поддерживают Дворянское собрание Америки и многочисленные поклонники «НЖ» – своими небольшими пожертвованиями. Все проекты идут на грантовой основе. Мы постоянно ищем спонсоров.

– Расскажите, пожалуйста, о коллегах.

– Корпорация «Новый журнал» – 16 человек, представляющих старую и современную русскую диаспору. Президент корпорации – мой большой и давний друг Сергей Львович Голлербах, известный в Америке художник. Среди членов корпорации – Валентина Алексеевна Синкевич, замечательный поэт второй волны эмиграции, с необыкновенной судьбой и высочайшей внутренней культурой, наш литературный консультант по поэзии. Как и Сергей Голлербах, Валентина Алексеевна была во время Второй мировой угнана в Германию. Попав в США после войны, она сумела достойно выстроить свою жизнь. Синкевич – замечательный поэт и критик. Она была редактором поэтического альманаха «Встречи», уникального издания, выходившего в Америке 30 лет. Валентина Алексеевна продолжает много писать, почти в каждом номере есть ее материал. Еще Татьяна Бобринская, еще потомки первой волны эмиграции – Кирилл Гиацинтов, Игорь Сикорский, Петр Черепнин, князь Владимир Голицын. В Лондоне наша опора – выдающийся коллекционер князь Никита Лобанов-Ростовский.

– «Новый журнал» регулярно публикует ваши интервью с родовитыми потомками первой эмиграции. К примеру, с Натальей Базилевской – дочерью Петра Врангеля, со старейшим членом Русского дворянского собрания Америки, одной из зачинательниц традиции дворянских балов в США Ириной Сан-Филиппо и другими. Что их объединяет, чем продиктован ваш интерес к этим личностям?

– В свое время русские беженцы из большевистской России поставили перед собой амбициозную для апатрида задачу: сохранение и развитие национальной традиции вне государства. Сегодняшнему мигранту из России, современной русскоязычной диаспоре, как и самим россиянам, надо понимать, что эмиграцией пройден достойный исторический путь, без которого нельзя понять историю самой России и нельзя выстроить ни современного государства, ни диаспоры. История русского зарубежья теснее связана с российской действительностью, чем это кажется россиянам; она вплетена в плоть и кровь народа. И когда в России говорят о необходимости «честной» истории, вопрос истории русского рассеяния встает во всей своей определенности. Это уникальный по качеству и наполненности опыт, который в силу определенных политических причин остался неизвестен, не был использован и до сих пор во многом фальсифицируется. И если, как говорят сегодня в России, новые поколения должны формироваться на достойных примерах прошлого, то история русского рассеяния именно такой пример. История русской эмиграции, формировавшей себя в мировых катастрофах и испытаниях, целиком не написана – ни в событиях, ни в лицах. Мы хотели бы восполнить этот пробел, заполнить белые пятна этой рукописи. Все «исторические» интервью «НЖ» – попытка довести до современника во всех странах мира голос минувшего. В этих простых рассказах о судьбе близких – подлинная тайна духа и чести, что и делает человека человеком, народ народом, государство государством.

http://www.ng.ru/ng_exlibris/2013-05-23/2_adamovich.html