Дуров П. Типология билингвизма (наблюдения за 5 билингвами) PDF Печать E-mail

Вступление

На земном шаре осталось мало мест, где население сталкивается за свою жизнь всего лишь с одним – своим родным языком, хотя бы потому, что средства массовой информации, и прежде всего телевидение, проникают повсюду, а вместе с ними и целые потоки иноязычной информации. Большинство людей путешествует, мигрирует, пытается приспособиться к новой обстановке. Иностранные языки - а зачастую их несколько - входят во многих странах, как известно, даже в школьный минимум. Часто язык образования в том или ином государстве отличается от родного языка учащихся.

Задача моего исследования – классифицировать билингвов. О плюсах двуязычия написано и сказано уже достаточно. Знание иностранного языка открывает для человека широкие возможности: это и знакомство с интересными людьми, и посещение новых стран, и постоянное расширение кругозора.

Билингвизм, то есть двуязычие - это свободное владение двумя языками одновременно. Обычно – в ситуации, когда оба языка при этом достаточно часто реально используются в коммуникации. Наиболее типичный случай возникновения билингвизма – когда ребенок вырастает в семье, где родители говорят на разных языках (принцип «одно лицо – один язык»). Частный случай – когда няня или гувернантка, проводящая много времени с ребенком, говорит на другом языке и таким образом обучает ему ребенка. Все более распространенный случай – семья живет в иноязычном окружении, ребенок общается вне семьи на другом языке, чем дома (беженцы, иммигранты).

Субординативный билингвизм - билингвизм, при котором наличествует доминантный язык (язык мышления).

Координативный билингвизм - двуязычие, при котором нет доминирующего языка. При этом билингв думает на том языке, на котором говорит.

Механизм билингвизма - умение легко переходить с одного языка на другой. Он основывается на сформированном навыке переключения.

Навык переключения - умение совершать операции по переходу с одного языка на другой для перевода единиц речи. Его функционирование зависит от навыков речевого слуха, вероятностного прогнозирования и самоконтроля в исходном и в переводном языках.

Самый частый случай усвоения второго языка – школьное обучение иностранному языку. Улучшение уровня образования делает все население земного шара в какой-то степени двуязычным, поскольку иностранные языки и языки национальных меньшинств повсеместно входят в школьные программы, а расширение транснационального сотрудничества создает реальную мотивацию для учения. Билингвизм может проявляться в активном и пассивном владении вторым языком, хотя периоды интенсивного употребления языка могут сменяться латентными.

Вообще, овладение вторым языком – термин, означающий либо овладение иностранным языком, либо вынужденное стихийное овладение иным языком (например, у иностранных рабочих). Бихевиористские теории 1950–1980-х годов объясняли овладение вторым языком в соответствии с общими законами влияния разных факторов на человеческое поведение (имитация, опыт, пробы и ошибки). Нативисты (1960–1990-е годов) считали, в соответствии с генеративистской теорией, что существует врожденная универсальная грамматика, благодаря которой человек понимает, как функционирует язык, что позволяет выделять в потоке поступающего языка важные параметры и использовать их при конструировании языка. В 1990-е годы эта теория потеряла свое значение, произошла переориентация на когнитивно-психологические свойства человека, позволяющие распознавать значимые признаки и осуществлять коммуникацию при помощи выделенных лингвистических параметров. Полностью процесс овладения вторым языком и функционирования нескольких языков у индивидуума еще не раскрыт.

Двуязычие представлено для детей из привилегированных слоев населения, для групп этнических меньшинств, для людей, говорящих на диалектах и креольских языках, для общин, прежде всего иммигрантов. Когда человек общается постоянно на ином языке, чем родной язык, такой метод называется иммерсией; если находится в обществе, где большинство не говорит на доминирующем языке (языке учителя и большинства в классе), но общается одновременно со всеми, то это субмерсия. Эксперименты показывают, что успех освоения второго языка зависит от поддержки родного языка, которую оказывает семья, от организации обучения (все ли необходимые виды речевой деятельности включены в процесс), от качества и объема доступа к каждому из языков.

Во многих странах люди говорят дома на диалекте или на местном языке, а в официальной ситуации на литературном варианте государственного языка, которым овладевают, как правило, в школе, – такую языковую ситуацию называют «диглоссией». Например, в немецкоязычной Швейцарии диалект используется в повседневном общении, а стандартный немецкий – в старших классах школы, в официальном общении и на телевидении (за исключением интервью и народных пьес); в некоторых частях Африки – местный язык в семье и на улице, французский – в образовании и администрации; в арабских странах аналогичным образом соотносятся классический арабский как общерелигиозный язык Корана и свои варианты языка в разных странах. В Парагвае большинство населения двуязычно: испанский – официальный язык, гуарани – национальный язык. Обычно разновидность языка, используемая в повседневном общении, обладает более низким статусом и меньшей кодифицированностью, иногда вообще не имеет письменной формы, а литературный язык специально преподается. Если в обществе существует диглоссия, то многие вырастают в разной степени двуязычными – в зависимости от того, какой доступ они имеют к каждому из языков. Одни люди хорошо овладевают обоими языками, у других один из языков может сильно отставать или отличаться по объему умений от другого (например, на одном лучше пишут, а на другом лучше говорят). Ситуация диглоссии нестабильна: языки имеют тенденцию смешиваться на разных уровнях, и это происходит тем быстрее, чем ближе они генетически.

Авторитетный лингвист Е.Ю. Протасова считает, что сегодня правильнее уже говорить о мультилингвизме (многоязычии), а не о двуязычии современного общества. Измерить подобное многоязычие очень трудно. Проявления его разнообразны даже в одном человеке, а в обществе можно встретить самые разные конфигурации нескольких языков, источников мультилингвизма. Например, немецкий и венгерский языки бабушки и дедушки, венгерский язык мамы и папы, словацкий язык окружения (подобная ситуация является типичной для многих районов Словакии).

Двуязычный человек способен попеременно использовать два языка, в зависимости от ситуации и от того, с кем он общается.
По данным ряда исследователей, билингвов в мире больше, чем монолингвов. Известно, что около 70 % населения земного шара в той или иной степени владеют двумя или более языками (мультилингвизм), причем это положение в высшей степени характерно для регионов, где проживают бок о бок разные национальности: например, в Дагестане, у индейцев Южной Америки, в Новой Гвинее принято знать несколько языков соседей или по крайней мере один язык, служащий наднациональным средством общения. Около одной четверти стран на Земле признают официально два языка на своей терртории, и только шесть стран – три и более языков, хотя фактическое количество сосуществующих языков во многих странах существенно больше. Мультилингвизм населения – категория непостоянная: в одних странах количество билингвов увеличивается, в других сокращается.

Известно также, что почти в четверти государств нашей планеты люди говорят на двух языках. Около 56% жителей Европы владеют двумя языками, 28% - тремя. Большинство европейцев в качестве второго языка изучают английский, за ним следует французский, третье место занимает немецкий, четвертое – испанский. Каждые 5 лет количество людей, знающих два языка, возрастает на 9%.

Основная часть.

Различают усвоение второго языка в детском, подростковом и взрослом возрасте. Когда овладение двумя языками происходит одновременно в раннем детстве (т.е. второй язык начинает вводиться до 5–8 лет), то говорят о двойном овладении первым языком или об овладении двумя родными или первыми языками, чтобы подчеркнуть, что второй язык усваивается благодаря тем же механизмам, что и первый. Такое владение качественно отличается от последующего способа усвоения языка, поскольку этот процесс уже не может проходить полностью спонтанно. У детей-билингвов в ситуации соблюдения принципа «один язык – одно лицо», т.е. когда каждый из родителей говорит только на своем языке, формируется представление о связи языка со сферой применения (например, «мамины слова» и «папины слова»); иногда два слова из разных языков употребляются совместно (как бы с переводом) или выбирается устойчивый набор слов из двух языков. Чем больше внимания уделяют родители развитию каждого из языков, тем меньше они смешиваются, но какой-то элемент интерференции все же неизбежен. Критическим периодом в овладении вторым языком считают возраст 8–11 лет, после которого снижается вероятность хорошего качества овладения фонетической системой чужого языка, уменьшается вероятность естественного овладения языковыми конструкциями, непосредственность восприятия чужой культуры.

А если человек оказывается в ином языковом окружении во взрослом возрасте, он тоже в какой-то степени овладевает вторым языком стихийно, в общении с окружающими, но ему приходится, в силу имеющегося опыта, гораздо больше думать об устройстве языка. Обычно взрослые, учившие второй язык без специальных длительных учебных занятий, говорят не уместными идиомами (что является показателем высокой степени владения языком), а застывшими формулами (свидетельствующими об омертвении живого языка в готовых оборотах).

Две системы языков у билингва находятся во взаимодействии. Широко известна гипотеза Вайнрайха (1953), предложившего классификацию двуязычия по трем типам, основанную на том, как усваиваются языки:

-составной билингвизм, когда для каждого понятия есть два способа реализации (предположительно, чаще всего характерен для двуязычных семей),

-координативный, когда каждая реализация связана со своей отдельной системой понятий (такой тип обычно развивается в ситуации иммиграции), и

-субординативный, когда система второго языка полностью выстроена на системе первого (как при школьном типе обучения иностранному языку). Однако эти идеальные случаи не только не встречаются в жизни, но и свидетельствуют о наивном представлении лингвистов прежних времен об устройстве языков и человеческих способностей: высокообразованный носитель языка свободно понимает, говорит, читает, пишет на каждом из языков.

Считается, что двуязычие положительно сказывается на развитии памяти, умении понимать, анализировать и обсуждать явления языка, сообразительности, быстроте реакции, математических навыках и логике. Полноценно развивающиеся билингвы, как правило, хорошо учатся и лучше других усваивают абстрактные науки, литературу и другие иностранные языки.

А недавно появилось и сенсационное сообщение английских ученых о том, что люди, с детства владеющие двумя и более языками, в старости отличаются более уравновешенным характером и ясным умом, они менее эгоистичны и преисполнены оптимизма. Как считает известный психолог Алла Баркан, двуязычие бывает естественным и искусственным. Если папа и мама являются носителями разных языков и малыш с рождения слышит речь на двух языках, то родители создают ему условия естественного билингвизма. Когда родители ребенка – носители одного языка, но хотят, чтобы ребенок был двуязычным и прилагают усилия для осуществления своего желания, то речь идет об искусственном билингвизме. Если мама или папа знают иностранный язык и хотят обучать малыша сами, то можно создать в семье благоприятные условия искусственного двуязычия. Однако главное условие – владение иностранным языком в совершенстве, а не в «полуязычном» варианте. В противном случае лучше взять в дом няню, для которой этот язык будет родным. Существует также вариант стихийного, уличного билингвизма – когда родители общаются с ребенком на одном языке, а во дворе, играя с детьми, малыш невольно осваивает язык своих новых друзей, отличный от «домашнего». При стихийном билингвизме в речи ребенка бывает много ошибок, и знание языка у него чаще доходит до рецептивного уровня (понимания речи на иностранном языке) и приближается к репродуктивному (умение пересказывать то, что услышал). До продуктивного уровня (умение грамотно высказываться на языке) доходят только единицы, постигающие язык в стихийном варианте. При естественном билингвизме практически каждый полноценный ребенок без особых затруднений доходит до третьего, продуктивного уровня знания двух языков.

Различают также билингвизм по количеству осуществляемых действий. Рецептивный (воспринимающий) билингвизм существует тогда, когда человек довольствуется приблизительным пониманием иноязычной речи. Сам человек при этом почти не говорит и не пишет. Репродуктивный (воспроизводящий) билингвизм позволяет билингву не только воспринимать (пересказывать) тексты иностранного языка, но и воспроизводить прочитанное или услышанное. Продуктивный (производящий) билингвизм позволяет билингву не только понимать и воспроизводить иноязычные тексты, но и производить их. Говоря иначе, при продуктивном билингвизме человек может более или менее свободно говорить и писать на другом языке.

Одной из целей изучения иностранного языка может быть рецептивный билингвизм. (Некоторым людям бывает достаточно читать иноязычные книги, но нет необходимости разговаривать. Это полностью применимо и к мёртвым языкам.) Но обычно целью изучения и преподавания иностранного языка является продуктивный билингвизм.

Исследователи проблемы усвоения иностранного языка взрослыми отмечают, что в полном объёме усвоение языка возможно лишь, если оно начнется до 12-14 лет. Взрослым гораздо сложнее изучить иностранный язык в силу ряда известных обстоятельств.

По возрасту, в котором происходит усвоение второго языка, различают билингвизм ранний и поздний. Ранний билингвизм обусловлен жизнью в двуязычной, культуре с детства. При позднем билингвизме изучение второго языка происходит в старшем возрасте уже после освоения одного языка.

Пути постижения языка различны. Это хорошо известно всем – и простым смертным, и врачам, и лингвистам. Даже первым языком ребенок овладевает не сразу. Много часов родители повторяют ребенку одно и то же слово, иногда заимствованное и исправленное из лепета самого малыша. Специалистами подсчитано, что взрослый человек способен овладеть словарным запасом в 20 слов за 10 минут, а у ребенка может уйти на это целый год. Даже тогда, когда в 3 года младший член семьи сможет уже худо-бедно беседовать с родителями (его словарный запас к этому времени составит при быстром развитии речи 2-3 тыс. слов), он все равно неуклонно и постепенно будет продолжать овладевать родным языком: построением более длинных и информативных предложений, сочетанием слов друг с другом, составлением небольших рассказов и под. Когда ребенок идет в школу и знает на родном языке 6-10 тыс. слов, он еще только начинает читать и писать и ему предстоит еще долго овладевать этим искусством. Понимает он в это время 70-80% обращенной к нему речи. Подростки 16-18 лет еще не вполне могут выразить свои мысли в письменной форме, только овладевают стилистическими премудростями, а студенты филологических вузов в это же время уже знакомятся с теорией и историей языков.

Обычно два языка бывают сформированы у человека в разной степени, поскольку не бывает двух совершенно одинаковых социальных сфер действия языков и представленных ими культур. Поэтому в определении билингвизма отсутствует требование абсолютно свободного владения обоими языками. Если один язык не мешает второму, а этот второй развит в высокой степени, близкой к владению языком у носителя языка, то говорят о сбалансированном двуязычии. Тот язык, которым человек владеет лучше, называется доминантным; это не обязательно первый по времени усвоения язык. Соотношение языков может измениться в пользу того или иного языка, если будут созданы соответствующие условия: один из языков может частично

деградировать (языковая аттриция),

перестать развиваться (фоссилизация),

вытесниться из употребления (смена языка),

забыться, выйти из употребления (языковая смерть);

либо, наоборот,

язык может возрождаться (ревитализация),

поддерживаться (сохранение),

доводиться до уровня официального признания и употребления (модернизация).

Эти положения касаются не только отдельных говорящих, но и языковых сообществ.

Высший уровень владения языками во всех их функциональных разновидностях, со знанием и владением языковыми играми, дифференциацией жаргона, арго, диалектных и просторечных особенностей различных языковых регионов страны (стран) и запасом стихов и разнообразных цитат – оказывается достижимым и в самой России лишь для единиц. Хотя образовательный и культурный уровень русскоязычных эмигрантов, по статистике, выше, чем в среднем по России, во многих семьях книг читают мало, по телевизору смотрят фильмы в подавляющем своем большинстве на языке страны пребывания, а в разговорах внутри семьи затрагивают ограниченное число тем, как правило бытового характера. Так что русский язык подчас представлен в ближнем и дальнем зарубежье для детей чрезвычайно скудно, лексический запас принижен и изобилует варваризмами, стилистическая вариативность речи в диаспоре или крайне бедна, или напрочь отсутствует.

Но фактически двуязычие – удел многих независимо от степени образования, в том числе и неграмотных. В этом случае картина двуязычия часто далека от гармоничной. Все же обычное требование – достаточно регулярно пользоваться каждым из языков, сравнительно много читать, писать, понимать, говорить, быть знакомым с культурой, представленной данным языком. Но и такая хорошая компетентность в языке не гарантирует того, что каждый из усвоенных языков будет известен человеку во всех сферах его употребления: например, на одном языке человек понимает юмор, диалектные различия, знает фольклор, на другом – сленг, жаргоны, осваивает современную литературу; на одном легче говорить на политические и религиозные темы, на другом – на бытовые и эмоциональные; на одном легче читать и писать, на другом – понимать и говорить. Кроме того, люди вообще обладают разными языковыми способностями и даже при создании оптимальных условий для усвоения обоих языков не всегда могут овладеть каждым из них одинаково хорошо и на максимально высоком уровне. Другие даже при ограниченном доступе к общению с носителями языка усваивают иной язык очень хорошо.

Как уже было сказано, абсолютно эквивалентное владение двумя языками - невозможно. Абсолютный билингвизм предполагает совершенно идентичное владение языками во всех ситуациях общения. Достичь этого невозможно. Это связано с тем, что опыт, который ребенок приобрел, пользуясь одним языком, всегда будет отличаться от опыта, приобретенного с использованием другого языка. Чаще всего ребенок предпочитает использовать разные языки в разных ситуациях. Например, в ситуациях, связанных с обучением, с техническими аспектами знаний, предпочтение будет отдаваться одному языку, а в ситуациях эмоциональных, связанных с семьей - другому.

Эмоции, связанные с одним языком всегда будут отличаться от эмоций, связанных с другим. Если ребенок, овладевает вторым языком в школьном возрасте, мы говорим о так называемом сукцессивном (последовательном) билингвизме. Он по-другому овладевает языком. В этом случае ребенок постоянно сравнивает два языка : звуки воспринимаются "по контрасту" со звуками первого языка. То же самое происходит и по отношению к грамматическим аспектам языка.

Канадский психолог Берри разработал классификацию различных стратегий адаптации у иммигрантов.
Берри беседовал с иммигрантами, расспрашивая их о том, как изменились после переезда их поведение, какие ценности сохранились, а какие исчезли, что из прежней жизни (праздники, традиции. язык и т.д.) перенесли они на новую почву, а что осталось в прошлом. По мнению ученого, то насколько успешно протекает для иммигранта процесс адаптации в новой стране, можно определить задав ему два вопроса.

Важно ли для вас поддерживать свою собственную культуру?  Насколько активно вы участвуете в контактах с чужой культурой в новой стране?

На основе опросов были выделены четыре возможные стратегии аккультурации эмигрантов, не зависящие от национального менталитета :

ассимиляция (отказ от своего прошлого культурных ценностей и норм, добровольная или вынужденная ориентация на культуру страны въезда вплоть до полного растворения в ней),

сепаратизм (сохранение своих норм и ценностей как более предпочтительных по отношению к культуре страны въезда) ;

интеграция (желание совместить собственне культурных ценности и ценности принимающего общества);

маргинализация (отказ как от одной, так и от другой культур).

Стратегия интеграции, при которой происходит синтез двух культур - наиболее успешная. При выборе этой стратегии меньше вероятность развития различных психологических расстройств. Выбор стратегии интеграции позволяет уменьшить последствия культурного шока и способствует поддержанию положительной самоидентификации. В случае, если родители изолируются от культуры принимающего сообщества, а ребенок, наоборот, стремится к полной ассимиляции, существует опасность того, что представления о мире существующие у родителей со временем станут сильно отличаться от тех, которые ребенок приобрел в школе. Такая ситуация приведет к конфликтам и разрыву общения между разными поколениями.

пр.Один мальчик 15 лет был вывезен родителями в Бельгию, когда ему было 12. Он совершенно не принял новую культуру и постоянно говорить о превосходстве всего русского. Чувствует себя потерянным, отвергает возможность дружить и общаться с бельгийцами. Обвиняет родителей в том, что они увезли его из России, лишили его друзей. Признается в том, что плохо пишет как по-русски, так и по-французски. Говорит о своем желании умереть. Его мечта - после окончания школы уехать в Россию и пойти служить в армию.

Что происходит? Подросток испытывает кризис идентичности. Он чувствует себя незащищенным, что связано с маргинальным положением его семьи в новом обществе. В своем стремлении найти образец для подражания, он обращается к образу солдата, защитника. В новом обществе он не находит такой героической фигуры. Понятно, что наиболее благоприятная ситуация для детей - принятие в семье стратегии интеграции. Условием формирования идентичности является контакт с прошлым, своим и с прошлым родителей, бабушек и дедушек, то есть знание собственных культурных корней и поддержание контактов с ними.

У всех людей есть явления интерференции (отрицательного влияния первого языка на второй) и трансфера (положительного переноса навыков одного языка на другой). Когда человек долго не пользуется одним из известных ему языков, то говорят, что он «спящий» билингв. Если говорящие пользуются попеременно то одним, то другим языком, то говорят о переключении кода. Если языки смешиваются внутри слова или предложения, то говорят иногда о смешении кода. Употребляется также термин «гибрид» применительно к новообразованиям, заимствующим компоненты из разных языков. Если такие изменения накапливаются в употреблении больших групп пользователей языка, то возникают пиджины и креольские языки. Причинами заимствований являются недостаточная компетентность в одном из языков или, наоборот, стремление наиболее точно отразить свою мысль; доказательство групповой солидарности и принадлежности, выражение отношения к слушающему, усталость и иные психологические проявления.

Заключение.

Подводя итоги, можно сказать, что дву- и полиязычие представляется многим исследователям как увеличение возможностей индивида, повышение интеллектуального уровня личности. И, таким образом, данная проблема остается весьма актуальной на сегодняшний день.

Список литературы :

Вайнрайх У. Одноязычие и многоязычие. – Зарубежная лингвистика. III. М., 1999

Выготский Л.С. К вопросу о многоязычии в детском возрасте. – В кн.: Выготский Л.С. Умственное развитие детей в процессе обучения. М. – Л., 1935

Жлуктенко Ю.А. Лингвистические аспекты двуязычия. Киев, 1974 Земская Е.А. О типических особенностях русского языка эмигрантов первой волны и их потомков. – Известия РАН. Сер. лит. и яз. 1998, № 4

http://www.durov.com/